28.11.2021

Евросоюз усложнит лоббистские усилия России и Китая

Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в Европейский Союз, направляемые бизнесом крупных иностранных держав, в последние годы вызывали озабоченность в Брюсселе и европейских столицах. Например, когда «Северный поток–2» – газопровод через Балтийское море — был завершен в сентябре 2021 года, возникли разного рода политические инсинуации, в отношении воздействия иностранных лоббистов на власти Германии.

Аналогичным образом, инвестиции Китая в Европу находятся в центре внимания после того, как Пекин воспользовался реструктуризацией после финансового кризиса в охваченных кризисом государствах-членах, чтобы получить доступ к важной инфраструктуре.

Примером может служить греческий порт Пирей, крупнейший пассажирский порт Европы, в котором большинство принадлежит Китаю, что заставляет некоторых аналитиков предполагать, что Пекин приобрел политическое влияние в Афинах.

Иностранная собственность в таких областях технологий, как искусственный интеллект, робототехника, полупроводники и товары двойного назначения в Европе, также вызывают озабоченность у европейских аналитиков и политиков.

В частности, государства–члены ЕС, столкнувшись с внутренним и внешним давлением, в частности, со стороны США, чтобы заставить китайского телекоммуникационного гиганта Huawei отказаться от создания национальных сетей 5G, вынуждены были пойти по пути санкций в отношении китайской компании.

Реагируя на вызовы, связанные с безопасностью ПИИ, ЕС принял механизм проверки инвестиций, внедренный в октябре 2020 года, направленный на тщательное изучение ПИИ из стран, не входящих в ЕС, в чувствительных отраслях и важнейших активах.

Этот подход соответствует более широкой глобальной тенденции защищать отечественную промышленность от контроля со стороны иностранных партнеров.

Тем не менее, регулирование ЕС далеко от действующей в Соединенных Штатах системы проверки, которая была усилена в 2018 году.

Ему также не хватает мощи механизмов, принятых отдельными государствами–членами ЕС для рассмотрения иностранных инвестиций — около половины государств ЕС приняли такие механизмы до введения общеевропейского регулирования.

Сохраняя за собой право принимать решения о проверке воздействия иностранных инвестиций, государства-члены могут обмениваться информацией и координировать свои действия в отношении иностранных инвестиций в соответствии с новым регламентом ЕС.

Мотивы для создания скоординированного механизма проверки инвестиций проистекают в первую очередь из соображений национальной безопасности, таких как критические активы, попадающие под контроль конкурирующих иностранных держав.

Например, в начале пандемии Covid-19 проблемы общественного здравоохранения побудили Комиссию издать руководство по проверке иностранных инвестиций для сохранения важнейших активов в области общественного здравоохранения, медицинских исследований, биотехнологий и инфраструктуры.

Помимо рисков для безопасности и проблем общественного здравоохранения, государства–члены ЕС могут также рассмотреть потенциал крупных иностранных держав, включая противников, чьи транснациональные корпорации инвестируют в Европу, чтобы получить политическое влияние.

Подобное воздействие касается тех случаев, когда ПИИ поступают от государственных корпораций или корпораций, находящихся под влиянием государства, что характерно для значительной доли инвестиций из России и Китая.

Со временем иностранные инвестиции из этих стран создают экономическую взаимозависимость, которая может испольоваться в интересах иностранных интересов в политике ЕС.

В новом исследовании приводятся доказательства того, что ПИИ из крупных держав в государства-члены ЕС делают политиков из регионов, которые получают эти инвестиции, более склонными поддерживать интересы иностранной державы.

На это указывает связь между голосованием членов Европейского парламента по политике сотрудничества между ЕС и Украиной и уровнем ПИИ из России в их избирательных округах.

Депутаты Европарламента имеют право вето в отношении экономического сотрудничества между Украиной и ЕС и, следовательно, являются влиятельными субъектами в этой области внешней политики ЕС — в отличие от экономических санкций, еще одной политики, важной для России, на которую депутаты Европарламента не могут наложить вето.

Поскольку Владимир Путин направляет все усилия на то, чтобы  Украина находилась в сфере влияния России и Евразийского экономического союза вместо ЕС, Кремль решительно выступает против сотрудничества Украины с Брюсселем.

Проанализировав результаты голосования в Европейском парламенте в годы, последовавшие за началом конфликта на Украине в 2014 году, можно прийти к выводу, что депутаты Европарламента с более высоким уровнем российских ПИИ в своих избирательных округах с большей вероятностью займут пророссийскую политическую позицию, чем те, кто получил низкий уровень ПИИ.

Аналогичным образом, в области санкций обнаруживается взаимосвязь между экономической взаимозависимостью с иностранной державой и нежеланием политиков вводить санкции против этой державы.

В любом случае, крупномасштабные ПИИ из великих держав, таких как Россия и Китай, имеют политические последствия, выходящие за рамки непосредственных инвестиций.

Следовательно, чтобы справиться с риском иностранного влияния на политику ЕС, следует  совершенствовать ныне действующий механизм отбора ПИИ из России, Китая и подобных стран.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика