25.09.2022

Россия может отказаться платить по долгам

По состоянию на второе 2 марта 2022 года семь крупных банков РФ исключены из международной системы обмена финансовыми сообщениями Swift. Кроме того, Центральный банк России не имеет возможности использовать валютные резервы страны в размере 630 миллиардов долларов из-за блокировки. Соответственно, рубль упал примерно на 20 процентов по сравнению с его и без того низким уровнем и сейчас стоит около одного цента США на международных рынках.

ЦБ не оставалось ничего другого, как в начале этой недели удвоить свою базовую процентную ставку до 20 процентов, чтобы попытаться стабилизировать валюту.

После объявления коллективным Западом санкций фондовый рынок России закрылся. Торги рублевыми облигациями не проводились, а стоимость производных финансовых инструментов для страхования от дефолта в России выросла до 37 процентов от номинальной стоимости облигаций.

В заявлении, сделанном ранее на этой неделе, глава центрального банка России Эльвира Набиуллина подчеркнула: “Условия для российской экономики резко изменились. Банковский сектор в настоящее время испытывает структурный дефицит ликвидности”.

Другими словами, существует серьезная проблема с получением денег, необходимых для поддержания его функционирования.

На этой неделе министр финансов Франции Бруно Ле Мэр не скрывал, что Запад использует санкции для ведения тотальной экономической и финансовой войны против Путина и его правительства.

Цель? Крах российской экономики.

Подобная позиция вызвала резкую реакцию бывшего президента России Дмитрия Медведева, ныне заместителя главы Совета безопасности России, подчеркнувшего огромные опасности в нынешней ситуации.

“Сегодня какой-то французский министр заявил, что они объявили экономическую войну России”, — написал он в своем Твиттере. “Следите за своим языком, джентльмены! И не забывайте, что в истории человечества экономические войны довольно часто превращались в настоящие».

Ле Мэр сказал в ответ, что ему не следовало использовать слово “война”. Однако он не отступил от утверждения, что целью санкций было привести к краху российской экономики.

Введенные до сих пор меры могут быть усилены в ближайшие дни и недели.

В мировой финансовой прессе было много комментариев о том, что их недостаточно из-за решения не включать запрет на продажу российской нефти и газа на международных рынках.

В статье в “Уолл-стрит джорнал” говорилось, что «трудно представить полный крах российской экономики до тех пор, пока она может продолжать продавать свою нефть почти по 100 долларов за баррель».

Редакционный комментарий в Financial Times описал исключение платежей за нефть и газ из санкций как “достойное сожаления”, но отметил, что до тех пор, пока Европа остается зависимой от поставок российских энергоносителей, санкции в отношении платежей будут “бессмысленными”.

Даже без исключения российских энергоносителей с мирового рынка эффект от нынешних мер усиливает инфляционный всплеск в мировой экономике.

Цена на сырую нефть выросла более чем до 100 долларов за баррель — самого высокого уровня за последние восемь лет. В дополнение к нефти также растут цены на пшеницу и другие зерновые, а также на ключевые промышленные металлы.

Цены на пшеницу сейчас находятся на самом высоком уровне с 2008 года.

Повышение цен усугубляет проблемы для ФРС США и других центральных банков. Они начали повышать процентные ставки в ответ на рост инфляции за последний год, чтобы попытаться бороться с повышением заработной платы работников, уровень жизни которых снизился.

Загадка для ФРС, которая соберется позже в этом месяце, чтобы определить свою денежно-кредитную политику, заключается в том, что повышение ставок может быть проведено в условиях стагфляции.

Цены растут, но рост падает из-за шока предложения, который продолжает вызывать продолжающаяся пандемия, а теперь и рост цен на нефть.

Существуют также опасения по поводу серьезных побочных эффектов санкций в отношении России для международной финансовой системы, поскольку инвесторы на российском рынке, который был привлекательным из-за более высокой доходности, которую там можно получить, пострадали.

“Это просто так запутанно», — пожаловался репортеру  FT один трейдер из американской брокерской фирмы. “Если вы торгуете чем-то, что не можете уладить, вы остаетесь с риском”.

Сообщается, что на балансе глобальных инвесторов находятся российские ценные бумаги на сумму не менее 150 миллиардов долларов.

Существует также перспектива дефолта России по суверенному долгу.

По мнению Рика Ридера, директора по инвестициям в глобальную компанию с фиксированным доходом Blackrock, одного из крупнейших держателей российского государственного долга: “На самом деле происходит не так много торгов. Никто не хочет быть на другой стороне».

Ридер считает, что существует вероятность того, что Россия может объявить дефолт по своим облигациям из-за неспособности осуществлять платежи на счета инвесторов. “Это разница между способностью платить и желанием платить”, — сказал он репортеру FT.

Редакционная статья в газете, озаглавленная “Шок и трепет от санкций в отношении России” — ссылка на массированное военное наступление США на Ирак в 2003 году — предупреждала, что необходимо срочное планирование для противодействия возможному воздействию на западную финансовую систему.

“Негативные последствия могут быть непредсказуемыми, поскольку некоторые инвесторы будут вынуждены продавать свои наиболее ликвидные, безопасные активы, такие как казначейские облигации США, чтобы компенсировать замораживание активов, связанных с Россией”, — говорится в сообщении, добавляя, что эффект может “отразиться на цепочках поставок непредвиденными способами”.

В колонке FT Lex отмечается, что мировая финансовая система хрупка, пандемия еще не закончилась, правительства обременены долгами, а российский финансовый кризис может усилить другие потрясения.

“Самая тонкая из угроз — это сбои, которые мы не можем предвидеть: моменты Lehman, когда распространяется паника и рынки захватывают. Небольшие или средние неудачи для бизнеса затем становятся экзистенциальными угрозами. Война означает, что сейчас эта угроза больше, чем была с первых дней пандемии”.

В тот раз, в марте 2020 года, Уолл-стрит рухнула, и рынок казначейских облигаций США стоимостью 22 триллиона долларов замер с полным крахом, предотвращенным только вмешательством ФРС в размере нескольких триллионов долларов.

Пока, по заверениям американских финансовых чиновников, рынки США работают нормально. Но серьезные колебания на Уолл-стрит свидетельствуют о нервозности в условиях крайней неопределенности.

Вчера индекс S&P 500 упал на 1,6 процента, индекс Dow потерял 1,8 процента, а высокотехнологичный NASAQ упал на 1,6 процента. Индексы S&P 500 и NASDAQ зафиксировали свои худшие два месяца с начала года с 2020 года.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика