26.09.2022

Свято место пусто не бывает

После вторжения России в Украину американский гигант ExxonMobil пообещал продать свою 30%-ную долю в проекте «Сахалине-I», а британский конкурент Shell заявил, что продаст свою 27,5%-ную долю в «Сахалине-II.

В создавшейся ситуации японцы решили не упускать свой шанс:  «Сахалинская нефтегазовая девелоперская компания» будет принадлежать 30% нефтедобывающей компании «Сахалин-I»; двум крупным бизнес-домам, Mitsui и Mitsubishi, с долями  12,5 и 10% соответственно «Сахалин-II», которая занимается прокачкой сжиженного природного газа (СПГ).

У токийского правительства нет с этим никаких проблем.

В мае министр экономики Японии Хагуда Коичи объявил, что японские акционеры не уйдут даже по приказу российского правительства.

Подход Японии, представляется Западным партнерам  бесхарактерным.

В других случаях позиция страны по отношению к России отражала позицию Америки и Европы.

В июне Японский банк международного сотрудничества, государственный кредитор, продлил действие моратория, введенного в марте, на проектное финансирование российских проектов по добыче природного газа в Арктике. Финансовые фирмы частного сектора разорвали связи со своими российскими коллегами.

Санкции Японии запретили экспорт в Россию высокопроизводительных станков, квантовых компьютеров, 3D-принтеров и других товаров.

Для чего тогда японцы остаются на Сахалине?

Во-первых, это позволяет избежать неприятностей, в которых сейчас оказались Западные партнеры по проектам. Продать свою долю легче сказать, чем сделать.

В первом квартале ExxonMobil списала 3,4 миллиарда долларов, связанных с проектом, а Shell списала 1,6 миллиарда долларов.

В свою очередь, санкции ограничили число потенциальных покупателей, в основном государственных фирм из нейтральных или дружественных России стран, таких как Sinopec, государственный энергетический гигант Китая, или ONGC Videsh, индийская нефтегазовая корпорация. (которой уже принадлежит 20% «Сахалина-I»).

Как вынужденные продавцы, ExxonMobil и Shell имеют слабое переговорное плечо, которым китайцы и индийцы будут только рады воспользоваться.

Японскому правительству не нравится возможность отчуждения японских активов в результате такой распродажи.

Особенно трудно передать один из крупнейших и самых передовых газовых проектов в мире китайскому конкуренту за бесценок.

И в отличие от инвестиций ExxonMobil и Shell, которые последовали за чисто коммерческим аргументом о том, что западные санкции и репутационный риск пребывания в России сильно сократились, он обеспокоен энергетической безопасностью.

Позиция понятна с учетом того, что Япония не имеет ни трубопровода, ни электросети, соединяющих его с другими странами.

Это второй по величине импортер СПГ в мире.

Около 9% его поставок поступает из России, а основная его часть производится на Сахалине.

По данным компании Kepler, от 50% до 69% месячной добычи газа на «Сахалине-2» в этом году направляется в Японию.

Юрий Хамбер из японской компании NRG, занимающейся энергетическими исследованиями в Токио, отмечает:

Когда наступает холодный день, вам нужно подумать о том, какое влияние вы оказываете на Россию и какое влияние вы оказываете на себя”. Ха.»

Аналогичные идеи распространяются и в Германии, которая более половины своего газа получает из России.

Но правительство ФРГ желает уменьшить свою зависимость от российской нефти и газа, продажа которых контролирует кампанию против Украины.

Премьер-министр Японии Кисида Фумио вяло высказался о своей причастности к западному эмбарго на российскую нефть и промолчал о российском газе.

Для западных ушей это молчание кажется все более и более красноречивым.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика