09.12.2022

Вместе с Россией Арктику осваивают Китай, Индия и ОАЭ

Недавно китайские и российские военно-морские суда были замечены у берегов Аляски недалеко от Берингова пролива.

Российский ледокольный флот насчитывает около 40 судов, в то время, как у Вашингтона их всего два

У Китая есть свои собственные арктические планы, закрепленные в его арктической политике на 2018 год. Кроме того, Пекин обладает значительным соответствующим потенциалом: местной ледоколостроительной промышленностью, двумя современными ледоколами и атомным ледоколом, который вскоре поступит в эксплуатацию.

Китайская ресурсная стратегия в Арктике хорошо документирована.

Тем ни менее, в последние месяцы появились явные признаки бурного развития российско-индийских арктических отношений, соответствующими намерению Индии углублять связи с Россией в Арктике.

Недавно эта страна также разработала свою первую арктическую политику.

Не отстают и Объединенные Арабские Эмираты, которые активно развивают специализированный флот ледостойких контейнеровозов, чтобы воспользоваться преимуществами Северного морского пути (СМП) в Арктике.

Предполагается, что СМП в один прекрасный день изменит глобальные перевозки, сократив время транзита между Азией и Европой до 40 процентов.

Собственно, именно поэтому, Россия не снижает усилий по созданию соответствующей инфраструктуры.

Численность ледокольного флота России приближается к сорока, страна удвоила усилия по привлечению новых заинтересованных сторон в Арктике.

Западные санкции в отношении российских арктических энергетических предприятий и развития арктического судоходства позволили китайским, индийским и ближневосточным фирмам приобрести по сниженным ставкам доли в предприятиях, когда-то принадлежавших Западу, укрепив свои геоэкономические позиции в Российской Арктике.

Принятое в марте государствами Арктического Совета решение приостановить сотрудничество с Москвой в Арктике, не помешало многим государствам активно работают над тем, чтобы извлечь выгоду из развала арктического сотрудничества между Россией и Западом.

Это очевидно в сфере международного управления — достаточно взглянуть на Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН): из тринадцати государств-наблюдателей Арктического Совета четыре в настоящее время работают в СБ ООН. Китай, постоянный член СБ ООН и наблюдатель Арктического Совета, воздержался от резолюции с осуждением России, как и Индия (непостоянный член СБ ООН и наблюдатель Арктического совета).

Между тем, подрыв газопровода «Северный поток» может стать самым ясным свидетельством того, что Москва не собирается возвращаться к обычным отношениям с Западом. Возможно, Россия также практически не заинтересована в возобновлении отношений с Западом в Арктике.

Если это так, то в конечном счете принятое в марте решение о прекращении сотрудничества и замораживании одного из немногих оставшихся путей взаимодействия с Россией принесет Западу лишь краткосрочные выгоды. Подталкивание России в объятия Китая и Индии в долгосрочной перспективе приведет к переполнению Арктики и затруднит ее контроль.

Однако, Соединенные Штаты, по сути, поставили крест на взаимодействии и диалоге с Россией в Арктике, и, согласно их новой арктической стратегии, эта позиция сохранится в “обозримом будущем”.

Довольно странно констатировать, что при бесспорном техническом могуществе США, страна располагает всего двумя старыми ледокольными судами.

Симптоматично, что в складывающихся обстоятельствах, Китай не признает законность ограниченного возобновления работы Арктического Совета.

«Китай продолжит сотрудничество с Россией и другими арктическими государствами», заявил в минувшую субботу специальный посланник Китая в Арктике Гао Фэн.

Семь арктических государств, помимо России, ныне известных как Арктика-7 или А-7, возобновили некоторое сотрудничество в Арктическом Совете в июне, через три месяца после временной паузы, последовавшей за вторжением России в Украину.

Но Гао Фэн, специальный посланник Китая по делам Арктики, что Китай не считает расколотый совет настоящим органом, и выразил скептицизм по поводу способности Норвегии занять пост председателя в следующем году без России.

“Если так называемый Арктический совет А-7 станет реальностью, я не думаю, что это будет Совет”, — сообщил он с трибуны Ассамблее, проходящей за Полярным кругом в Рейкьявике, Исландия.

«Поскольку Совет является органом, основанным на консенсусе, нет никакого способа исключить страну-члена», — подчеркнул он.

“Поэтому я действительно сомневаюсь в том, что председательство может быть передано кому-либо или Норвегия может что-то у них перенять”.

В настоящее время Россия занимает пост председателя Арктического Совета с двухлетним статусом ротации, который должен перейти к Норвегии в мае 2023 года.

“Арктический Совет все еще существует”, — отметил Гао, проводя различие между Арктическим советом под председательством России и ограниченным возобновлением работы странами Арктической семерки.

Олафур Рагнар Гримссон, бывший президент Исландии, который был модератором сессии вопросов и ответов на конференции, спросил, означает ли это, что Китай будет сотрудничать со всеми восемью арктическими странами.

“Да, я так думаю”, — согласился Гао.

“Когда будет возможность работать вместе, мы это сделаем. Мы продолжим это, либо с А-7, либо с Россией”.

Китай, являющийся наблюдателем при Арктическом Совете, не обладает полномочиями по принятию решений, но он посещает заседания и рабочие группы.

В своем выступлении Гао призвал вернуться к сотрудничеству в Арктике.

“Геополитическая конкуренция и конфронтация не должны препятствовать или прерывать международное сотрудничество в Арктике”, — отметил он, призвав к возобновлению диалога, сотрудничества и работы над существующими программами.

“Арктика не может — мы не можем позволить себе длительные расходы на приостановку или паралич”, — подчеркнул Гао.

Китай призвал свои судоходные компании осваивать арктические морские маршруты, инвестировал в инфраструктуру вдоль Северного морского пути России в рамках своей инициативы «Один пояс и один путь» и отказался от предстоящих рекомендаций Международной морской организации по защите окружающей среды в регионе.

На вопрос одного из слушателей, играет ли китайская армия какую-либо роль в Арктике, Гао ответил: “Теоретически, да”, потому что Китай является одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций.

Вместе с тем, по его словам, никаких разрешений ООН на военные действия в Арктике не было, поэтому “мы туда не ходим. Вы можете убедиться, что у нас нет ни одного солдата в Арктическом регионе. Вы можете легко проверить, есть ли у нас вооруженные силы в Арктике”.

Комментарии Гао появились менее чем через час после того, как адмирал Роб Бауэр, председатель военного комитета НАТО, назвал Россию и Китай потенциальными угрозами для Арктики.

После выступления Бауэра на ассамблее Гримссон ответил на вопрос посла Китая в Исландии Хэ Рулонга, который назвал высказывания Бауэра “наполненными высокомерием, а также паранойей”.

Бауэр, в свою очередь, спросил, почему Китай не дезавуировал нападения России на Украину, и заявил, что “НАТО должно предпринять шаги, чтобы убедиться, что мы способны сдерживать и защищать угрозы” от любой страны, включая Китай, бросающей вызов основанному на правилах международному порядку.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика