01.12.2021

Запад не видит точек роста у России

Фирменный проект президента Путина — Евразийский экономический союз (ЕВРАЗЭС), включающий Россию, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Армению, находится на пути к фиаско.

Соглашение, вступившее в силу 1 января 2015 года, было направлено на создание экономической интеграции и создание общего рынка со свободным перемещением товаров, услуг, капитала и рабочей силы между странами-членами на базе населения в 180 миллионов, которые там проживают.

Между тем, Евгений Троицкий из Томского государственного Университета в России считает, что украинский кризис способствовал разрушению разрушило ЕВРАЗЭС.

После того как Россия аннексировала Крым, она положила конец любым попыткам расширения экономического сотрудничества между партнерами из бывшего Советского Союза.

Жардар Эстбе, профессор Норвежского Института оборонных исследований (IFS) и руководитель проекта, в рамках которого исследователи изучили финансово-экономическое состояние РФ считает, что у самой России «плохие перспективы экономического роста».

“Каждый раз, подымаясь утром с постели, Владимир Путин на самом деле не уверен, что он обладает всей полнотой власти в стране”.

“Российская система власти основана на трех различных властных элитах, в народе называемых «кланами”».

Таким образом, по мнению Жардара Эстбе, эти три клана решают, что происходит с деньгами и другими ресурсами страны. Путин же должен постоянно следить за тем, чтобы баланс между ними сохранялся.

И именно в подобном положении вещей норвежский аналитик видит главную экономическую проблему России: элиты и хрупкий баланс сил между ними стоят на пути как перемен, так и инноваций, а ситуация в целом —  сдерживает перспективу улучшения условий жизни для большинства россиян.

При этом, главная ветвь элиты сформирована из бывших и действующих сотрудников службы безопасности.

Профессор напоминает, что в годы, последовавшие за распадом Советского Союза в 1991 году, именно олигархи, люди, которые получили в собственность крупные приватизированные компании, решали почти все — в той мере, в какой они могли договориться между собой.

Когда Владимир Путин пришел к власти в 2 000 году, он был консенсусным кандидатом, с которым многие в тогдашней элите могли согласиться в качестве главы государства.

Работа Путина состояла в том, чтобы защищать членов элиты от нападок друг на друга. И ему это удалось, чему способствовали высокие цены на нефть.

“Сегодня люди, выходцы из спецслужб и вооруженных сил, стали сильнейшей элитой в России”, — отмечает Эстбе.

Сам Владимир Путин изначально происходит из этой группы, называемой силовиками.

Сочетание политических и экономических факторов внутри страны и за рубежом привело к тому, что эти люди теперь доминируют на политической сцене, говорит Эстбе.

Третья элита — это группа лидеров государственной бюрократии. Но это младшие партнеры среди трех элит, которые правят сегодняшней Россией.

“Большая часть работы, которую Путину приходится выполнять, когда он встает утром, заключается в том, чтобы не дать этим кланам напасть друг на друга. Нечто подобное произошло в 1990-х годах”, — уверен Эстбе.

И сейчас неписаные правила определяют, как ресурсы и богатства страны должны распределяться между тремя российскими элитами.

Большая часть рабочего дня президента Путина посвящена обеспечению того, чтобы как можно больше того, что происходит между кланами, было предсказуемым.

“Но Путин не может сидеть вечно, и в последние годы он играл несколько более замкнутую роль, что привело к большим волнениям в элитах”, — уверен профессор Эстбе.

Скрепы, объединяющие российскую элиту — это перспектива того, что многие богатые люди могут стать еще богаче, если они просто будут поддерживать мир друг с другом.

Неписаные правила предназначены для того, чтобы так продолжалось и дальше.

Но это хрупкое равновесие, считают эксперты.

Президент Путин должен постоянно вмешиваться и выступать посредником в разногласиях между людьми в правящей элите, которые не могут найти общий язык по поводу распределения богатств страны.

Соперничество создает неопределенность

“Каждый, кто занимается экономической деятельностью определенного масштаба в России, принадлежит к одному из этих трех кланов”, — говорит Эстбе.

“Но соперничество между кланами в российской властной элите постоянно создает неопределенность в отношении будущего”.

Это, в свою очередь, создает недостаток конструктивного реинвестирования денег в российскую экономику.

Люди в российской элите также не могут договориться о каком-либо видении будущего России.

Еще одним препятствием для экономического роста является то, что все знают, что лучший способ заработать деньги в России — это осваивать крупный государственный контракт.

“Но эти контракты всегда достаются доверенным лицам Путина”, — говорит Эстбе.

В то же время ситуация делает рискованным запуск частных проектов более определенного размера, что также способствует замедлению экономического роста, тем более, что экономика России по-прежнему полностью зависит от возможности экспорта нефти и газа.

Кроме того, начиная с  2008 года Россия потратила большие суммы на свою оборонную промышленность. Военная мощь России значительно возросла. Но инвестиции в высокие военные технологии оказали незначительное экономическое влияние на гражданский сектор, как надеялись Путин и российские лидеры.

На этом фоне, Российская система социального обеспечения становится все более приватизированной: теперь каждый гражданин должен брать на себя больше ответственности за себя, а власти экономить деньги.

Но эти неолиберальные реформы вызывают отторжение у большинства   россиян.

Поэтому, Владимиру Путину и российской властной элите требуется нечто глобальное, что может объединить российскую нацию.

Здесь Путин и его приспешники полагаются на российский патриотизм и культивирование представления о том, что стране постоянно угрожают Запад и НАТО.

В то же время это предполагает, что Россия постоянно находится в конфликте с Западом: ситуация, которая разрушает позиции России на международном уровне, а также перспективы роста экономики страны.

В итоге, Россия — гораздо более крупная страна, чем Норвегия, по объему ВВП, в настоящее время, всего лишь в 3,5 раза больше, чем у Норвегии.

ВВП России меньше, чем совокупная экономика пяти северных стран.

Она также явно меньше, чем экономика такой страны, как Италия, и лишь немного больше, чем экономика Испании.

ВВП Китая сейчас почти в десять раз превышает ВВП России.

Подобное положение сложилось, благодаря многим годам застоя.

“Последнее десятилетие было периодом экономической стагнации в России», — отмечает профессор Эстбе.

Выпавшие годы низких цен на нефть также привели к тому, что стало меньше денег для распределения между элитными группами, что постоянно создает проблемы для президента Путина.

“Несмотря на то, что безработица находится под контролем, вся система характеризуется отсутствием реформ и инноваций”, — сказал Эстбе.

“Вдобавок ко всему, после вторжения в Украину последовали санкции Запада, при этом санкции не являются наиболее важными причинами экономических проблем России”, — сказал он.

Профессор Эстбе и его коллеги-исследователи, следовательно, не считают, что президент Владимир Путин является всемогущим «царем», который доминирует в стране как в политическом, так и в экономическом плане.

“Возможно, он не такой хитрый стратег, каким его часто изображают на Западе”, — сказал Эстбе. “Многое из того, что происходит в России, иллюстрирует отсутствие контроля у Путина”.

Чтобы повысить благосостояние народа, Россия должна провести экономические и политические реформы.

Проблема, однако, в том, что такого рода реформы могут быстро поставить под угрозу баланс сил между элитами, что в свою очередь чревато подрывом политической стабильности в России.

Владимир Путин и его ближайшее окружение явно не готовы терять эту стабильность.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика