08.03.2021

Кара Владимира Путина пала на Владимира Кара-Мурзу младшего

Публикации The Insider и Bellingcat, размещенные в Сети 11 февраля, не стали неожиданностью для большинства людей, знакомых с практикой отравления людей спецслужбами РФ, как внутри страны, так и за ее пределами. Сотрудники российских спецслужб, ранее фигурировавшие в расследованиях предполагаемого отравления Алексея Навального, могут быть причастны к двум попыткам отравления российского оппозиционера и журналиста Владимира Кара-Мурзы.

Владимир Кара-Мурза на снимке 2017 года

Об этом можно было догадаться сразу, например после отравления лондонских пациентов — Литвиненко и Скрипалей.

Сейчас расследователи, базируясь на солидной информационно-технической базе, приводят ряд доказательств пребывания фигурантов в тех пунктах, где находился Владимир Кара-Мурза накануне отравления, и напоминают о его безуспешной попытке получить у ФБР доказательства отравления.

Расследователи напоминают, что Владимир Кара-Мурза младший принимал участие в «подготовке и продвижении» закона Сергея Магнитского, принятого Конгрессом США в 2012 году и предусматривающего запрет на въезд в США и замораживание финансовых активов российских чиновников, причастных, по мнению американских законодателей, к уголовному преследованию и смерти аудитора, арестованного в 2008 году.

В подготовке и продвижении закона принимал участие также Борис Немцов, очевидно, о этой причине застреленный несколькими выстрелами в спину в Москве 27 февраля 2015 года.

В конце мая 2015 года Владимир Кара-Мурза Младший, которому на тот момент исполнилось 34 года, был госпитализирован в Москве с подозрением на сердечный приступ, однако непосредственно перед началом операции на сердце врачи пришли к выводу, что имеют дело с тяжелой интоксикацией.

После нескольких дней пребывания в реанимации, отравленного неизвестным веществом оппозиционера, перевели в терапевтическое отделение 1-й Градской больницы, а в начале июля он перенес сложную медицинскую эвакуацию в США, которую оплатил Михаил Ходорковский.

Российская судмедэкспертиза отравление не подтвердила, хотя зарубежные лаборатории зафиксировали в организме Владимира Кара-Мурзы превышение нормы содержания ряда тяжелых металлов.

После выздоровления и реабилитации Владимир Кара-Мурза вернулся в Россию, но второго февраля 2017 года был вновь госпитализирован в критическом состоянии в городскую клиническую больницу им. С.Юдина с такими же симптомами, как и в мае 2015-го.

Главным врачом больницы был в тот момент Денис Проценко, ныне — главный врач «коронавирусной» клиники в Коммунарке, принимавший участие в спасении Владимира Кара-Мурзы в 2015 году.

После выписки из больницы господин соратник Немцова вновь проходил реабилитацию за рубежом.

По его настоятельной просьбе, его биологические образцы были переданы в ряд зарубежных клиник и лабораторий для токсикологического анализа, в том числе в одну из американских лабораторий, аккредитованных ОЗХО.

Тем ни менее в 2018 году стало известно, что американские власти отказали Владимиру Кара-Мурзе в передаче ему результатов исследования; добиться этого он не смог и после обращения в американский суд.

В 2018 году сотрудник ФБР сообщил ему, что «токсикологически значимых результатов» в его материалах выявлено не было; в рассекреченной части данных говорилось лишь о некотором превышении уровня бария.

Позже материалы были переданы для исследования в другую клинику в США, но результаты пока не публиковались.

Расследователи связывают отказ американских властей передать господину Кара-Мурзе интересовавшие его материалы с визитом в Вашингтон высокопоставленных представителей российских спецслужб, в частности директора ФСБ Александра Бортникова: по мнению авторов материала, речь могла идти о некой неформальной сделке, результатом которой стал отказ ФБР публиковать результаты исследований.

Расследователи указывают на случай отравления гражданина Болгарии Емельяна Гебрева в 2015 году: он передал свои образцы аккредитованной ОЗХО финской лаборатории, после попытки отравления Сергея и Юлии Скрипаль в Великобритании в 2018 году попросил о дополнительных исследованиях, однако лаборатория перестала отвечать на запросы как со стороны господина Гебрева, так и со стороны прокуратуры Болгарии.

The Insider и Bellingcat связали предполагаемое отравление Алексея Навального с отравлениями Владимира Кара-Мурзы в 2015 и 2017 годах.

На основании анализа командировочных записей известных членов отравляющего отряда из Института криминалистики ФСБ, ранее причастных к отравлению Алексея Навального и трех других российских активистов, расследователи установили, что это подразделение также систематически следило за Владимиром Кара-Мурзой как перед первой, так и перед второй неотложной медицинской помощью.

Важно отметить, что сотрудники этого подразделения ФСБ следили за Кара-Мурзой во время его предвыборной поездки за пределы Москвы, которая закончилась менее чем за 48 часов до первого случая отравления.

Затем подразделение ФСБ возобновило слежку за Кара-Мурзой примерно через пять месяцев после его возвращения с лечения в США.

Та же команда будет продолжать следить за ним, пока он не будет отравлен во второй раз 1 февраля 2017 года.

Количество совпадающих рейсов – семь пунктов назначения с четырнадцатью перекрывающимися рейсами – делает совпадение статистически неправдоподобным.

Публичный профиль Кара-Мурзы и то, как за ним систематически следили, также имеют поразительное сходство с другими известными операциями этого подразделения ФСБ по убийству.

Например, одним из важнейших выводов этого расследования является то, что по крайней мере в одной операции по слежке – всего за два месяца до первого отравления Кара-Мурзы в мае 2015 года – членов отравляющего отряда ФСБ сопровождал высокопоставленный сотрудник 2 – й службы ФСБ, более известной как “Управление по защите Конституции и борьбе с тероризмом”.

Речь идет об офицере ФСБ Романе Мезенцеве, ранее путешествовавшим по совместным заказам с высокопоставленными кремлевскими чиновниками, включая Владислава Суркова, бывшего советника президента Путина по прозвищу Серый кардинал за его мощную закулисную роль в кремлевской политике.

Другой потенциально значимый вывод в этом докладе состоит в том, что расследователям удалось проследить самый ранний случай слежки за Владимиром Кара-Мурзой со стороны отдела отравления ФСБ всего за несколько дней до убийства Бориса Немцова на мосту, возле Красной площади в Москве.

Это временное совпадение в сочетании со сходством профиля риска двух политических активистов – оба были откровенными критиками российского президента, основателями объединенной оппозиционной инициативы и инициаторами «Акта Магнитского» – вновь поднимает вопросы о том, могли ли российские спецслужбы знать или иметь отношение к убийству Немцова (хотя Немцов был убит огнестрельным оружием, расследователи ранее установили, что ФСБ также стояла за убийством Зелимхана Хангошвили, который был застрелен в Берлине в августе 2019 года).

В начале 2015 года Владимир Кара-Мурза совершал активные поездки по нескольким направлениям России в рамках своей работы в движении «Открытая Россия».

22 мая 2015 года он вылетел в столицу Татарстана Казань на публичную лекцию, организованную движением.

Он вернулся в Москву вечером 24 мая 2015 года.

Следующий день прошел без происшествий, с несколькими рабочими встречами с другими политиками и поздним ужином с отцом в ресторане.

Между тем, два показания Кара-Мурзы, которыми он поделился с нами, наряду с его собственными воспоминаниями, пролили детальный свет на то, что произошло во время и после его отравления.

На следующий день, 26 мая, он пропустил завтрак и отправился прямо в ресторан «Бобры и утки» на бизнес-ланч с коллегой из оппозиционной партии «Парнас». Он взял еду из буфета и заказал клюквенный сок. Ничем другим Владимир Кара-Мурзы в этот день не питался.

Из ресторана он сразу же отправился на встречу в РИА «Новости», российское государственное информационное агентство.

Встреча с руководителем филиала РИА «Новости» Олегом Ефросининым и соратником Кара-Мурзы по «Открытой России» Михаилом Яструбицким началась в 14:30.

Примерно через час после начала встречи Кара-Мурза внезапно почувствовал затрудненное дыхание, сильный пот, чрезвычайно низкое кровяное давление и резко ускорившийся пульс, за которым последовали неконтролируемые приступы рвоты.

“Через несколько минут я внезапно заболел”, — вспоминает он.

“Я чувствовал свой пульс, мне было трудно дышать, я вспотел, меня рвало. Я сходил в туалет, потом вернулся на собрание, прислонившись к стене. Коллеги уложили меня на диван и вызвали «скорую». Буквально за 10-15 минут я превратился из совершенно здорового человека в конченого доходягу”.

Один из свидетелей, Яструбицкий, позже сообщил СМИ, что Кара-Мурза «выглядел довольно слабым» и говорил медленно.

Фактически, он больше не мог двигать руками и ногами. Его глаза все время закрывались, и «мы постоянно разговаривали с ним, чтобы не дать ему потерять сознание».

И все же Владимир Кара-Мурза потерял сознание в конференц — зале, а через 45 минут «скорая» увезла его в Давыдовскую клинику.

Там, сначала ему поставили диагноз «сердечная недостаточность», и он был доставлен в бессознательном состоянии в специализированную сердечно-сосудистую клинику для немедленной кардиохирургической операции.

Врачи клиники, однако, пришли к другому выводу: его состояние было вызвано не сердечной недостаточностью, а острым отравлением неизвестным веществом.

На основании этого нового диагноза его снова перевели в реанимационное отделение солидной Пироговской больницы.

Вскоре после этого Кара-Мурза пережил полиорганную недостаточность и впал в кому.

В своем официальном объяснении больница заявила, что интоксикация была вызвана циталопрамом, антидепрессантом, который Кара-Мурза принимал, якобы игнорируя тот факт, что он принимал одну и ту же дозу в течение нескольких лет без проблем.

Под угрозой органной недостаточности Владимир Кара-Мурза был переведен на систему жизнеобеспечения и оставался в коме до 2 июня.

Когда 29 мая супруга Кара-Мурзы Евгения приехала в Москву, врачи сказали ей, что шансы ее мужа на выживание составляют около пяти процентов.

Далее события пошли по тому же пути, что и после отравления Алексея Навального в 2020 году.

Главный врач Первой Московской клиники Алексей Свет заявил, что пациент “нетранспортабелен” за границей, поэтому не может быть перевезен на лечение в Германию.

Тем ни менее в тот же день, когда приехала Евгения, образцы крови, мочи и волос Кара-Мурзы были отправлены для токсикологического анализа во французскую лабораторию.

Лаборатория установила, что передозировки циталопрама не было, однако концентрация марганца в крови Кара-Мурзы превысила норму в 100 раз выше предельной.

Содержание цинка и меди в крови также были значительно выше нормы, в то время как железо было ниже нормы.

Состояние Кара-Мурзы постепенно улучшалось, и через месяц, 4 июля 2015 года, его выписали из Пироговской больницы.

Все еще в значительной степени неподвижный, он был немедленно доставлен самолетом скорой помощи в Соединенные Штаты, чтобы продолжить свое лечение и выздоровление там.

В декабре 2015 года Кара-Мурза подал в следственные органы России уголовное дело, в котором заявил, что подозревается в отравлении из-за своей оппозиционной политической деятельности.

Сначала его допросили, но власти так и не сообщили ему, было ли возбуждено уголовное дело по факту отравления.

Полная версия оригинального материла.

Поделиться
  •  
  • 1
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика