09.12.2022

Почти весь творческий цех России сейчас в Израиле

По данным правительства Израиля, с начала вторжения РФ в Украину 24 февраля, израильское гражданство получили более 28 000 граждан России. Среди них поп-суперзвезда, ведущий фотожурналист и многие другие творческие личности, занятые в области искусства, театра, кино, музыки и танца.

Россияне с еврейскими корнями предпочитают мигрировать в Израиль

— Оставаться за железным занавесом было невероятно страшно, — говорит российский художник Виктор Меламед, сравнивая нынешнюю изоляцию России с Советским Союзом во время холодной войны.

Меламед, чьи портреты появились в журнале New Yorker, бежал в Израиль в июне.

Его кредо — «Я хочу быть человеком мира».

Большинство россиян переезжают в основном в Турцию, Казахстан и Грузию, но те, у кого есть хотя бы одна еврейская бабушка или дедушка гарантированно могут получить израильское гражданство для себя и своих близких.

— Когда началась война, я думаю, все буквально вспомнили свою еврейскую бабушку, — говорит Лиза Розовски, израильская журналистка русского происхождения, отслеживающая приезд российских знаменитостей для газеты «Гаарец».

Израиль на государственном уровне позиционирует себя, как убежище для евреев, именно поэтому в нем уже проживает 1 миллион русскоговорящих, бежавших из распадающегося Советского Союза в 1990-х годах.

При этом, некоторые украинские иммигранты в Израиле желают, чтобы новоприбывшие из России оставались на месте в знак протеста против их руководства, несмотря на риски.

«Они пытаются убежать», — жалуется 33-летняя Илона Ставицкая, юрист украинского происхождения из Тель-Авива.

В противоположность ее мнению, российские эмигранты считают, что их протест здесь более эффективен.

«Идите протестовать в Москву. Я буду поддерживать тебя. Я скажу: «О, смотрите, этот человек протестует». Тогда я отправлю вам письма в тюрьму», — поясняет 37-летний Максим Кац, российский YouTube-блогер и бывший оппозиционный политик, который сбежал в Израиль и публикует антивоенные видеоролики для аудитории в России.

Титулованный джазовый продюсер Евгений Петрушанский тоже прибыл в Израиль.

В прошлом году его российский лейбл Rainy Days Records выпустил джазовый альбом, который был номинирован на премию «Грэмми».

В этом году звукозаписывающий лейбл замолчал.

— Я не чувствую, что сейчас подходящее время выпускать музыку на российском лейбле, — делится своими мыслями 36-летний Петрушанский в тель-авивской кофейне.

«По этическим соображениям я поставил творческую деятельность России на паузу».

Через несколько дней после того, как Россия вторглась в Украину, он уехал из Санкт-Петербурга в Тель-Авив, заявив о израильском гражданстве, основанном на еврейских корнях его отца.

— Невозможно выпустить пластинку в России, чтобы она попала к зарубежной аудитории, — жалуется Петрушанский.

— Большинство музыкальных агрегаторов, которые выпускают музыку для таких платформ, как Apple Music, Spotify, — они не работают.

«Они больше не присутствуют в России»».

Сейчас Петрушанский перерегистрирует свой звукозаписывающий лейбл в Израиле, надеясь выпустить новые пластинки российских исполнителей в следующем году.

28-летняя Полина Митряшина работала в одном из ведущих мировых танцевальных заведений — российском Мариинском театре, но с конца февраля ее сотрудники начали «исчезать».

— Теперь они в Осло, — говорит она.

«Они тоже уехали из России».

Митряшина посетила недавнее сетевое мероприятие на Израильском фестивале в Иерусалиме, в котором приняли участие 100 российских и украинских артистов кино, музыки, искусства и танца — таких же новых иммигрантов, как она, — чтобы встретиться с израильскими художественными руководителями-ветеранами и попытаться восстановить свою карьеру в Израиле.

— Иногда я злюсь на людей, которые остаются… и продолжайте работать в крупных компаниях, и продолжайте зарабатывать деньги в России, — жалуется она.

Ее бывшие коллеги не отдают себе отчета, что по сути являются спонсорами войны.

45-летний иллюстратор и художник-портретист Виктор Меламед перевез свою семью в тихий пригород Тель-Авива, чтобы уберечь своих мальчиков-подростков от потенциального призыва в российскую армию — хотя они, скорее всего, будут призваны в израильскую армию.

— У меня, знаете ли, нет романтических представлений о политике Израиля, — не скрывает он.

«Вместе с тем, израильская армия — это учреждение, которое заботится о каждом человеке, который у них есть… в отличие от российской армии».

Каждое утро Меламед рисует черно-белый портрет мирного жителя Украины, убитого в результате нападения России, и публикует его в Instagram

Он говорит, что это его способ ущипнуть себя, чтобы не чувствовать себя слишком комфортно в своем новом доме в Израиле.

«Трудное время. Нам нужно повзрослеть», — уверен он. «Мы не можем позволить себе оставаться прежними».

Оригинал репортажа Натана Оденхаймера из Иерусалима здесь.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика