07.10.2022

Россияне обрели вторую жизнь в Совдепии

Владимир Путин, без ложного пафоса изобрел машину времени и теперь миллионы россиян, сами того не желая, очутились в эпохе заката советской власти. Главное – в повседневную жизнь возвращается его величество «дефицит».

Растительное масло, сахар и лекарства от кровяного давления

С начала вторжения в Украину потребительские цены подскочили на 2,2%, причем наибольший рост был отмечен на продуктах питания.

Сразу подорожали растительное масло, сахар и лекарства от кровяного давления.

Некоторые магазины уже ограничивают продажу основных продуктов питания. Продажи лекарств не подпадают под санкции, но из-за приостановки услуг крупными судоходными компаниями поставки могут пострадать.

Рубль резко упал с тех пор, как Россия вторглась в Украину, что вынудило многих ритейлеров повысить свои цены. Дарья, живущая в центре Москвы, говорит, что еще не видела пустых полок.

 «Еда не исчезнет, но станет дороже», — уверена она. «Насколько дороже, я не могу себе представить — и мне страшно даже подумать об этом».

Ян, гражданин ЕС, живет и работает в Москве.

«20 февраля я заказал продукты на 5 500, а теперь та же корзина стоит 8 000», — жалуется Ян.

«За последние две недели цены на молоко выросли почти вдвое», — добавляет он.

Цены на сахар и зерновые уже были примерно на 20% выше в феврале этого года, чем год назад.

ТАСС сообщило, что некоторые розничные торговцы согласились ограничить рост цен на некоторые основные продукты питания до 5%. Другие ограничивают количество основных продуктов, таких как мука, сахар и масло, которые могут купить клиенты.

Дарья по советской привычке запаслась продукутами.

«Мы купили 4 кг кофе, 4 литра подсолнечного масла, 4 литра оливкового масла и четыре бутылки виски».

Она также заказала трехмесячный запас лекарств от высокого кровяного давления — она говорит, что некоторые лекарства уже труднее достать.

Цены на некоторые потребительские товары также резко возросли.

Стоимость смартфонов и телевизоров выросла более чем на 10%, а средний отпуск в Турции увеличился на 29%.

Такие крупные бренды, как Apple, Ikea и Nike, больше не продают свою продукцию в России

Дарья подумывала о покупке новых ноутбуков для своей семьи и поспешила с покупкой, увидев, что цены неуклонно растут.

«В начале февраля они стоили около 70 000 рублей, но к концу месяца они выросли до 100 000 рублей, что мы и заплатили. Затем они выросли до 140 000, прежде чем все были распроданы в Москве».

Дарья не купила зарядные устройства для iPhone, хотя многие другие покупали — Apple заявила 2 марта, что прекратит все прямые продажи продуктов в России. «Наверное, нам следовало бы это сделать», — говорит Дарья. «Теперь есть шутка, что у всех нас есть последний iPhone».

Новые автомобили также подорожали.

«Мы купили фильтры и масло для машины на случай, если она нуждается в обслуживании», — говорит Дарья. «Нам удалось купить их по старым ценам, прежде чем их цена подскочила в два раза на наших глазах».

Павел, преподаватель Университета с женой и двумя детьми, хотел купить бытовую технику для своей квартиры в Москве.

В день начала вторжения он обнаружил, что некоторые цены выросли почти на 30%.

Ему удалось купить холодильник, плиту, стиральную машину и чайник, а также заказать кровать и шкаф в Икеа всего за день до ее закрытия.

Он не думает, что цены в Икеа изменились. «У них просто не было времени поднять цены», — грустно шутит Павел.

Символика закрытия 847 ресторанов McDonald’s не ускользнула от россиян — она была одной из первых западных фирм, открывшихся в Советском Союзе 30 лет назад.

В течение нескольких часов после объявления появились тысячи объявлений от россиян, перепродающих еду из своих ресторанов по цене, в 10 раз превышающей обычную. «Наггетсы и пироги, купленные как раз перед закрытием сети ресторанов. Ваш последний шанс вкусить чужеземное блаженство», — говорилось в одном сообщении.

Но Владимир, который живет в Саратове на юго-западе России, говорит, что ему еще предстоит ощутить влияние западных санкций.

«Ватники не пострадают от падения рубля, потому что они не покупают дорогие иностранные товары».

Сейчас российские банки отключены от международной платежной системы Swift, Visa, Mastercard, American Express. Apple и Google Pay ограничивают свои услуги в России, а Центральный банк России заявляет, что экономика может сократиться до 8%

«Ситуация оказала большое влияние на наш бизнес», — жалуется Наташа, которая работает в фитнес-индустрии. «Количество наших клиентов сократилось. Люди просят нас вернуть им членство в клубе. И все наши расходы на аренду, оборудование и уборку растут. С момента введения санкций расходы выросли в среднем на 30%».

Наталья ожидает, что многие предприятия, подобные ее, закроются. Те, кто этого не сделает, будут изо всех сил пытаться найти российских производителей для замены импортного оборудования.

Екатерина руководит несколькими языковыми школами и говорит, что санкции уже вызвали у нее проблемы.

«У нас есть учителя в других странах, которым мы не можем платить, потому что все сети переводов заморожены. У нас также есть студенты в США, Германии и Латвии, которые не могут внести свои взносы на наши счета. Мы нашли способы обойти это, но на данный момент каждый рабочий день начинается с борьбы с новым кризисом».

Екатерина беспокоится, как они будут управлять своими международными групповыми уроками, если Zoom будет заблокирован, и жалуется, что у нее были проблемы, потому что ее онлайн-платформы обслуживались компанией в Украине.

«Все сразу прекратилось, хотя мы работали с ними целую вечность. Мы были очень довольны ими, и их работа была на высшем уровне. Мы очень расстроены за них, за себя, что все мы оказались в такой ситуации», — говорит она.

Наташе трудно смириться с переменами.

«Это совершенно новый вид кризиса, который заставляет всех нас чувствовать себя потерянными и сбитыми с толку. Не только в бизнесе, но и в нашей собственной жизни. Потеря дохода, необходимость отказаться от всего образа жизни, сокращение связей, в том числе в социальных сетях, и невозможность путешествовать, чтобы повидаться с семьей и друзьями, которые живут за границей. Есть много вещей, которые мы уже потеряли и еще не до конца поняли».

Дарья также обеспокоена слухами о возможной потере рабочих мест из-за ухода крупных международных компаний из России.

«Пока нет никаких сокращений в проектах, финансируемых правительством, над которыми я работаю, — говорит она, — но я очень боюсь потерять работу».

Новый закон цензуры в СМИ грозит тюремным заключением любому, кто, как считается, распространил «поддельные» новости о вторжении.

Независимые и международные СМИ подвергаются строгим ограничениям. Более 13 000 человек арестованы в ходе антивоенных протестов.

Дарья считает президента Путина ответственным за санкции, но большинство россиян получают новости из государственных СМИ, которые распространяют антиукраинскую пропаганду Кремля.

Многие люди поддерживают его и могут в конечном итоге обвинить Запад в санкциях.

Другие не одобряют войну, но молчат — для чревато критиковать своего лидера, а Западные правительства надеются, что санкции, наложенные на россиян, причинят достаточно вреда, чтобы привести к переменам наверху, но на это может потребоваться время.

Мнение о том, что только более обеспеченные россияне почувствуют боль от санкций, является спорным.

Никто точно не знает, что произойдет дальше, но ожидается, что экономические последствия будут серьезными и продолжительными.

Центральный банк России заявил, что после вторжения произошли «радикальные» экономические изменения.

На первый взгляд вы можете и не догадаться, что происходит в Москве, говорит Дарья. Городские кафе и рестораны переполнены, метро работает, пробки в центре никуда не делись.

«Это если вы не видите протестов, обысков и уходов творческих людей, которые поднимают большой шум по поводу ухода. Многие другие люди, вероятно, тоже тихо уходят. Это дает мне ощущение, что у нас заканчивается воздух», — говорит она.

Сегодняшние события навевают воспоминания о 1990-х годах, когда экономика России рухнула после распада Советского Союза.

Все началось с Мака и им же закончилось

«Было интересно поговорить с людьми в возрасте 30 лет о тех временах и продовольственных карточках, которые у нас были на еду. У нас были купоны и жетоны, чтобы купить сахар, масло и водку», — говорит Дарья.

«Я помню огромные очереди за колбасой… Часто возникали громкие споры против продажи вещей покупателям из других городов. Это было постыдно. Я надеюсь, что до этого больше не дойдет.

«Я боюсь, что будет больше краж со взломом и грабежей из-за внезапного роста бедности и потери рабочих мест», — говорит она.

Ян говорит, что он не заметил, как жизнь сильно изменилась, и он не планирует уезжать.

«Моя семья и моя работа здесь. Очень трудно начинать жизнь заново в новом месте».

В целом, пожившим прилично видно, как история совершив полный круг по спирали, ведущей вниз, вернула россиян к разбитому корыту «Макдональдса».

Оригинал статьи здесь.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика