09.12.2022

Российские уклонисты берут курс на Казахстан

Вадим, 28-летний инженер из Москвы вспоминает, что в прошлом месяце он впал в депрессию после того, как президент России Владимир Путин объявил о частичной мобилизации, чтобы отправить сотни тысяч призывников из запаса воевать в Украину.

Очередь для оформления миграционных документов в Алматы

«Я молчал», — вспоминает Вадим, объясняя, что он просто перестал разговаривать во время работы.

«Я был зол и напуган».

После 24 февраля, когда Путин объявил о вторжении российской армии в Украину, Вадим вместе с другими активистами принял участие в акции протеста.

 «Мы не хотим этой войны», — поясняет он.

«Мы не можем что-то изменить в нашей стране, хотя и пытались».

После заявленной Путиным 21 сентября мобилизации на 300 000 призывников, Вадим со слезами на глазах попрощался со своей бабушкой и покинул свой дом в Москве — возможно, навсегда.

Вместе со своим другом Алексеем он постарался максимально быстро добраться до границы России с Казахстаном.

Понадобилось трое суток, чтобы пересечь ее.

«Мы сбежали из России, потому что хотим жить», — объясняет свой поступок Алексей.

«Мы боимся, что нас могут отправить в Украину».

Оба мужчины попросили не называть их имен, чтобы защитить близких, оставшихся в России.

Они сейчас в Алматы, выполняя необходимые формальности для временного нахождения в этой гостеприимной стране.

По данным правительства Казахстана, более 200 000 россиян хлынули в Казахстан после объявления Путиным о призыве на военную службу, что бросается в глаза, наблюдая за публикой, прибывающей поездом в Алматы.

Создается впечатление, что ежечасно молодые мужчины славянской внешности, с рюкзаками на плечах и с мобильными телефонами в руках, пытаются сориентироваться для дальнейших шагов в новую жизнь.

Они прибывают из городов по всей России: Ярославля, Тольятти, Санкт-Петербурга, Казани.

Когда их спрашивают причину их отъезда, ответ один – мобилизация.

«Это не то, в чем я хочу участвовать», — объясняет 30-летний программист по имени Сергей, сидя на скамейке возле железнодорожного вокзала со своей женой Ириной.

Пара, сжимая в руках рюкзаки и свернутые спальные подушки, пояснила, что надеются отправиться в Турцию и, подать заявление на получение Шенгенских виз в Европу.

Большинство новых российских эмигрантов беседовали с репортером CNN на условиях анонимности.

Георгий, писатель в возрасте около 30 лет из Екатеринбурга, не исключение.

Он сбежал в Казахстан на прошлой неделе после приступов паники при мысли, что его могут затащить в армию.

«Как я могу участвовать в войне без желания выиграть эту войну?», — вопрошает он.

Георгий пытается найти квартиру в Алматы и надеется, что его жена и маленький сын смогут навестить его зимой.

Столкнувшись с проблемой зарабатывания на жизнь в чужом городе, он все же признает, что его проблемы бледнеют по сравнению с украинцами, которые были вынуждены миллионами бежать после того, как Россия напала на их города и поселки.

В отличие от украинцев, которые храбро сражаются за свою родину, Георгий не скрывает, что российские уклонисты от призыва, такие как он сам, могут рассматриваться как «беженцы и агрессоры» в силу их гражданства.

«Я не поддерживал его войну, я никогда этого не делал», — говорит Георгий.

«Но каким-то образом я все еще связан с государством из-за моего паспорта».

Впрочем, новые российские изгнанники технически не являются беженцами, отчасти потому, что российское правительство все еще официально не находится в состоянии войны с Украиной.

По формуле Кремля, Россия проводит «специальную военную операцию» против своего украинского соседа.

Граждане России в настоящее время могут въезжать в Казахстан на короткое время по своим национальным удостоверениям личности.

«Большинство из них вынуждены уехать из-за безнадежной ситуации. Мы должны заботиться о них и обеспечивать их безопасность», — заявил Президент Касым-Жомарт Токаев в конце сентября.

По всему Казахстану развернулась неофициальная массовая акция, направленная на то, чтобы помочь временно накормить и разместить россиян.

«Они бегут, они боятся», — отмечает Екатерина Короткая, журналистка из Алматы, которая помогала координировать помощь вновь прибывшим россиянам.

Альмира Орлова, диетолог из Алматы, утверждает, что помогла найти жилье по меньшей мере 26 россиянам.

«Они приезжали ко мне домой, оставались на некоторое время, а затем останавливались в квартирах моих друзей», — поясняет Альмира, заметив не без сарказма, что она не удостоилась такого гостеприимства, когда переехала со своим русским мужем в Москву несколько лет назад.

Российские арендодатели неоднократно отказывались сдавать ее квартиры, потому что она была «азиаткой», говорит она.

— Когда я представилась казашкой, то получила отказ, понадобилась два месяца, чтобы найти квартиру, — вспоминает она.

«Граждане Центральной Азии, приехавшие в Россию с целью трудовой миграции, сталкиваются с серьезной дискриминацией в России», — подтверждает сова Алины Кадыр Токтогулов, бывший посол Кыргызстана в Соединенных Штатах и Канаде.

В бывшей советской республике Кыргызстан также наблюдалась большая «обратная миграция» россиян, спасающихся от призыва.

«Я не думаю, что россияне, приезжающие в Центральную Азию и спасающиеся от призыва, столкнутся с такими же проблемами или столкнутся с дискриминацией, с которой граждане центральноазиатских республик годами сталкиваются в России», — уверен он.

Токтогулов поясняет, что непосредственно его семья недавно сдала квартиру в столице Кыргызстана Бишкеке недавно прибывшему россиянину.

Логично предположить, что с потоком мигрантов из России, изменились цены на недвижимость в странах, куда они прибывают.

Поток российских эмигрантов уже привел к резкому росту арендной платы в Алматы, столице Кыргызстана Бишкеке и других городах региона.

Влияние ощущается и в сфере коммерческой недвижимости, поскольку многие россияне стремятся работать удаленно.

«Приезжают не только частные лица, крупные российские компании и корпоративный бизнес, они переводят свои компании в Казахстан», — отмечает Мадина Абилпанова, управляющий партнер DM Associates, фирмы по недвижимости, базирующейся в Алматы.

Она подтверждает, что многие российские компании обращались к ней с просьбой перевести сотни своих сотрудников в попытке защитить их от призыва на военную службу.

Отрицательный эффект от утечки мозгов из России еще предстоит оценить, но можно не сомневаться, что потери в экономике будут колоссальными.

Оригинал статьи здесь.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика