26.09.2022

В торговом флоте дураков нет, а в Lloyd’s тем более

Когда в июле 2011 года потрепанный нефтяной танкер Brillante Virtuoso был захвачен вооруженными пиратами у берегов Африканского Рога, это едва ли вызвало волнение в глобальном центре морского страхования Lloyd’s в Лондоне.

Горящий танкер Brillante Virtuoso после атаки сомалийскими «пиратами»

В конце концов, бизнес сомалийских пиратов в этом регионе мира давно стал привычным.

Но все же на падение на «Бриллант» вызвало вопросы у страховщиков от Ллойда.

Подозрительно было, что вопреки обычной практики сомалийских пиратов, никто не потребовал выкупа, хотя стоимость груза нефти составляла на тот момент не менее 100 млн долларов США.

Судно потерпело крушение – «конструктивный полный убыток», на жаргоне страховой индустрии, – но прежде, чем урегулировать огромный иск владельца, синдикат Ллойда, страховавший судно, должен был пройти необходимые формальности.

И был только один человек, которого они могли послать осмотреть сгоревший остов в такой неспокойной части мира: британский морской инспектор капитан Дэвид Мокетт, который прожил в Йемене более десяти лет.

65-летний дедушка и бывший старший офицер торгового флота, он был колоритной фигурой, которая, казалось, знала всех в Адене на йеменском побережье, но даже ему стоило немалого труда нанять перевозчика, согласного доставить его к дрейфующему нефтяному танкеру.

Судно носило волнами и ветром в 25 милях к юго-востоку от порта и контролировалось группой спасателей из Греции.

Когда Мокетт наконец поднялся на борт танкера, с первого взгляда он определил, что на судне действительно был пожар, однако ему не удалось установить источник возгорания, что не вписывалось в утверждение об атаке танкера реактивными снарядами из ПЗРК или гранатомета.

Капитан Мокетт  также знал по опыту, что сомалийские пираты редко совершают набеги после наступления темноты, однако в случае с танкером Brillante Virtuoso это правило почему-то было нарушено.

Закономерно возник вопрос – почему пираты отказались от выкупа после того, как им удалось взять по полный контроль команду и судно?!

С этими мыслями Дэвид Мокетт вернулся в Аден, а 20 июля 2011 он погиб от взрыва бомбы, которую неизвестные подложили под его внедорожник Lexus.

В мировой индустрии торгового флота сложилось мнение, что страховщики Ллойда заплатят за «Бриллант» точно так же, как страховые синдикаты компенсировали многочисленные потери за эти годы.

Однако следователь от синдиката Ллойда, Пол Каннингем, думал иначе.

Он отказался игнорировать смерть Дэвида Мокетта или многочисленные предупреждающие знаки.

А помогали ему два упрямых аутсайдера, бывшие детективы Скотланд-Ярда по имени Ричард Вил и Майкл Коннер, известный как Железный Микки за его непреклонный характер.

Иногда его принимали за бухгалтера, но Вил был специалистом по отслеживанию активов через запутанные офшорные финансовые структуры.

Сейчас же, главной его задачей было выяснить, кому именно принадлежит «Бриллант», вопрос, который даже по стандартам международного судоходства оказался непрозрачным.

Танкер плавал под либерийским флагом и был зарегистрирован на подставную компанию Suez Fortune, с почтовым адресом на Маршалловых островах.

Команду танкера под удобным флагом традиционно составляли филиппинцы.

Страховщики от Ллойд предположили, что танкер принадлежит Top Ships Inc, греческой компании, акции которой торгуются на бирже Nasdaq в Нью-Йорке, но как установил Вил, фактическим владельцем состоял греческий оператор по имени Мариос Илиопулос – уже хорошо известная фигура в определенных кругах Lloyd’s.

‘Это тот парень из «Элли»!» — воскликнул Каннингем, когда узнал эту новость.

«Элли» был танкером, который сел на мель у берегов Йемена в 2009 году после пожара в его радиорубке.

Во время спасательной операции судно пострадало от того, что эксперты называют «катастрофическим затоплением», когда две половины корабля – носовая и кормовая – ушли под воду.

В итоге – судовладелец получил причитающуюся ему страховку.

Затем произошли еще два совпадения.

Выяснилось, что на обоих судах работал один и тот же главный механик, а менеджмент осуществляла одна и та же компания — Poseidon Salvage. Разумеется, греческая.

Таким образом, у Каннингема обозначился общий владелец, рассчитывавший на выплату огромных страховых выплат по обоим танкерам.

Столкнувшись с явно подозрительными фактами, страховщики Lloyd’s решили не платить, после чего Мариос Илиопулос, уже испытывавший очевидные финансовые трудности, подал на них в суд в Лондоне.

Началась затяжная судебная тяжба с миллионами фунтов стерлингов на кону.

К 2015 году андеррайтеры Lloyd’s забеспокоились.

Судебная неудача привела к тому, что они были обязаны выплатить целых 85 миллионов долларов США  за потерпевший крушение танкер.

Теперь они изменили тактику, подав в Высокий суд Лондона документы, в которых Илиопулос прямо обвинялся в мошенничестве.

«Никакого нападения сомалийских пиратов не было», — писали газеты. ‘Любое подобное нападение на судно было инсценировано при участии и попустительстве владельца’.

По мнению страховщиков, капитан «Брилланта» дал команду лечь в дрейф и разрешил предполагаемым пиратам подняться на борт. После чего, старший механик судна остался с ними наедине в машинном отделении.

На то время Мариос Илиопулос, владелец судна, уже  был по уши в долгах, и получение огромных страховых  от Ллойд ему не помешало бы.

Наконец, в начале 2016 года, в Верховном суде Лондона следователи встретились лицом к лицу с Илиопулосом, который отличался грубыми манерами и любовью к гоночным автомобилям.

В письменном решении, вынесенном несколько недель спустя, судья Фло дал резкую оценку показаниям Илиопулоса, охарактеризовав его как ‘уклончивого и невосприимчивого, а иногда агрессивного и угрожающего’.

Судья отменил его требования о выплате страховки – и полиция Лондонского сити арестовала Илиопулоса по подозрению в мошенничестве.

В тот же день он был освобожден без предъявления обвинений, а позже Пиреус Банк, который был вынужден списать многомиллионный кредит Илиопулосу, взял на себя иск против страховщиков в надежде вернуть свои деньги.

Таким образом, работа следователей от Ллойд не закончилась: необходимо было с неопровержимостью доказать, что танкер Brillante Virtuoso потерпел крушение в результате ‘умышленного неправомерного поведения’ его владельца.

Последующие дни принесли еще один прорыв.

Арест Илиопулоса стал громкой новостью в Греции, и неожиданный свидетель заявил, что у него есть важная информация, но он хотел получить до 10 миллионов долларов за раскрытие сведений.

Вил и Коннер отправились в Афины, чтобы встретиться с ним в отеле Grande Bretagne на площади Синтагма.

Там, в небольшом конференц-зале, их познакомили с греческим морским инженером.

Более метр восемьдесят ростом, с огромными руками, длинными волосами и жесткой бородой, мужчина выглядел как реальная версия Блуто из мультфильмов Popeye, но история, которую он рассказал, была слишком правдоподобной.

Судовой механик подробно объяснил, что он ни только работал с владельцем Poseidon Salvage, греческой фирмы, посланной на помощь горящему танкеру, его также послали купить автоматы Калашникова для использования нападавшими «пиратами».

Свидетель был уверен, что владелец «Посейдона», человек по имени Василиос Вергос, заранее спланировал нападение вместе с владельцем «Брилланта» и что вместо того, чтобы спасти танкер, спасательная команда помогла разжечь пожар на борту, чтобы обеспечить полное уничтожение «Брилланта», включая следы поджога.

Полученные сведения, действительно оказались ценными, как и показания другого свидетеля.

Вил и Коннер нашли еще одного человека, который поднялся на борт «Брилланта» после захвата судна «пиратами» — Димитриоса Плакакиса.

Как и бородатый механик, которого они встретили в Афинах, этот источник тесно сотрудничал с главой греческой спасательной команды Василиосом Вергосом, а история, которую он рассказал, оказалась шокирующей.

Явно напуганный, когда два детектива появились на пороге его дома, Плакакис поначалу отказывался от диалога, но Вилу и Коннеру удалось получить судебный ордер на получение показаний, которые Плакакис дал британской полиции.

Они поняли, что в  их руки попал динамит.

В истории, рассказанной Плакакисом, содержались мельчайшие подробности мошенничества, а также важная информация об обстоятельствах смерти Дэвида Мокетта.

Плакакис подтвердил следователям из полиции, что он присутствовал, когда Мокетт прибыл на «Бриллант», чтобы оценить ущерб для его страховщиков, и был в составе команды спасателей, когда Вергос принимал инспектора на своей спасательной барже.

В тот вечер за ужином капитан Мокетт упомянул о своих внуках, которые привели его в восторг.

В ответ, как сообщил Плакакис, Вергос повернулся к Мокетту и спросил, что он делает в таком опасном месте, как Йемен. ‘Для мужчины вашего возраста лучше остаться со своими внуками», — посочувствовал Вергос.

Мокетт был явно озадачен этим случаем, и в пределах слышимости многих на борту британец заметил, что не видел никаких свидетельств попадания реактивного снаряда и никаких признаков того, что предполагаемые пираты вообще стреляли по танкеру.

«Все могли видеть по его лицу, что он был недоволен тем, что он видел, или тем, что ему сказали», — отметил в своих показаниях Плакакис.

Несколько дней спустя он был потрясен, узнав, что капитан Мокетт был убит, и позвонил Вергосу, чтобы рассказать ему о трагедии.

Тем ни менее, казалось, что греческий эксперт по спасению уже знал, сказав: Я сказал ему, чтобы он оставался со своими внуками’.

Позже Вергос отверг обвинения в том, что он заранее знал о смерти Мокетта, и сам обвинил Плакакиса и других свидетелей в фабрикации сведений против него.

Разумеется, Мариос Илиопулос также отрицал свою вину.

В итоге, ни одному из них не было предъявлено обвинений в связи с убийством Дэвида Мокетта.

В феврале 2019 года дело «Бриллианта» наконец дошло до суда и слушания растянулись на 52 дня.

‘Организатором этих мероприятий был владелец Brillante Virtuoso мистер Илиопулос’, — в итоге заключил судья Тир.

Капитан и старший механик «помогали вооруженным людям в их задаче» и были ключевыми игроками в заговоре, участником которого был глава спасательной команды из Греции капитан Вергос.

Уже ознакомившись с решением судьи, Коннер позвонил вдове Дэвида Мокетта  —  Синтии, чтобы сообщить волнующую новость.

Это был самый пиковый момент, когда Синтия нашла подтверждение злого замысла против ее честного, храброго мужа.

— Дэвид был прав, — выговорила она сквозь слезы. «Я всегда знала, что он был прав’.

Оригинал статьи здесь.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика