22.01.2022

Путин проводит с Китаем таежный саммит?

30 лет назад американцы связали себя особыми отношениями с Пекином, предоставив ему технологии, а главное свой гигантский рынок, о чем сейчас не могут не жалеть. Красный гигант, вырвавшийся, как джин из бутылки, уверенно подчиняет своему влиянию весь мир, включая Россию.

Вашингтон дал понять Пекину и Москве, что они заигрались

Для сдерживания Китая администрация Байдена использовала свою первую встречу на высшем уровне с китайскими официальными лицами, состоявшуюся на Аляске, чтобы резко повысить ставки в эскалации конфликта с Пекином.

Отнюдь не стремясь ослабить опасную напряженность, подпитываемую провокациями администрации Трампа и экономической войной против Китая, госсекретарь США Энтони Блинкен и советник по национальной безопасности Джейк Салливан удвоили агрессивную антикитайскую демагогию Трампа.

В нарушение дипломатического протокола, во время обычно официального вступительного слова перед средствами массовой информации, Энтони Блинкен прямым текстом предупредил, что Китай должен соблюдать “основанный на правилах международный порядок” или столкнуться с “гораздо более жестоким и нестабильным миром

Госсекретарь США выразил  “глубокую озабоченность действиями Китая, в том числе в Синьцзяне, Гонконге, Тайване, кибератаками на Соединенные Штаты и экономическим принуждением по отношению к нашим союзникам.”

Не отвергая возможности сотрудничества, он подчеркнул, что отношения США “будут конкурентными там, где они должны быть… состязательными там, где они должны быть”.

Вторя ему, Салливан приветствовал укрепление администрацией Байдена военных альянсов и стратегических партнерств, в частности проведение первого в истории саммита лидеров Четырехстороннего диалога по безопасности, или Четверки, с участием США, Японии, Индии и Австралии.

Альянс явно нацелен на сдерживание Китая в обширном регионе планеты.

Как и Блинкен, Салливан изложил повестку дня переговоров, которая была сосредоточена исключительно на “проблемах” США с Китаем—“от экономического и военного принуждения до посягательств на базовые ценности”.

Симптоматично, что администрация Байдена не отменила ни одну из мер торговой войны Трампа против Китая и продолжила морские провокации США вблизи материковой части Китая в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях.

Более того, накануне аляскинского саммита Госдеп ввел новые санкции США в отношении 24 китайских и гонконгских чиновников из-за изменений в избирательной системе Гонконга, которые были утверждены на ежегодном Всекитайском народном конгрессе в этом месяце.

Вашингтон резко осуждает Пекин за автократические методы китайского режима в Гонконге, а также в Синьцзяне и Тибете, педалируя на базовые для демократов «права человека».

Претензии Вашингтона в части гуманитарной корзины привели к ожесточенному обмену мнениями с китайскими представителями—министром иностранных дел Ван И и Ян Цзечи, высшим должностным лицом внешней политики Китая, вылившихся на страницы прессы.

В ответ на то, что он назвал “некоторыми совершенно разными вступительными замечаниями” Блинкена и Салливана,  товарищ Ян также был резок.

Китай, настаивал он во время аляскинской дискуссии, поддерживает “международную систему, ориентированную на Организацию Объединенных Наций, и международный порядок, опирающийся на международное право, а не то, что отстаивается небольшим числом стран так называемого «основанного на правилах» международного порядка.”

Ян многозначительно намекнул, что, в отличие от США, китайцы не верят “во вторжение с применением силы, или свержение других режимов различными средствами, или массовые убийства людей других стран”.

Далее он бросил вызов заявлениям США о защите прав человека, указав на всплеск массовых протестов по поводу убийств полицейских, добавив, что злоупотребление демократическими правами в США “не просто возникло за последние четыре года.”

Он также опроверг обвинения США в китайском кибершпионаже, заявив: “будь то способность запускать кибератаки или технологии, которые могут быть развернуты, Соединенные Штаты являются чемпионом в этом отношении”.

Ян заявил: “Соединенные Штаты сами по себе не представляют международное общественное мнение, как и западный мир.”

Большинство стран мира, по его словам, не признают общечеловеческие ценности, которые поддерживают США, или что “правила, установленные небольшим числом людей, послужат основой для международного порядка”.

Подводя итог позиции Китая, министр иностранных дел товарищ Ван подчеркнул, что он “не примет необоснованных обвинений с американской стороны. В последние несколько лет законные права и интересы Китая оказались под прямым давлением, ввергнув китайско-американские отношения в период беспрецедентных трудностей”.

 Это “сказалось на мировой стабильности и развитии, — сказал он, — и такая ситуация больше не должна продолжаться”.

Столкнувшись с противодействием США при Обаме, а затем при Трампе, Пекин, с одной стороны, стремился наращивать свои вооруженные силы и развивать собственные альянсы, одновременно предлагая экономические уступки в попытке ослабить напряженность в отношениях с Вашингтоном.

Высказывания Яна и Вана на Аляске указывают на то, что Пекин пришел к выводу, что компромисс столь же маловероятен при Байдене, как и при Трампе, подчеркивая растущую опасность войны.

После распада Советского Союза в 1991 году стратегия США была основана на предотвращении появления любой региональной державы, которая могла бы бросить вызов ее глобальному доминированию.

Стремительный экономический рост Китая, обогнавший Японию в 2010 году и ставший второй по величине экономикой мира, все больше фокусировал внимание Вашингтона на ее сдерживании и подчинении.

“Поворот Обамы в Азию”, официально объявленный в 2011 году, определил всеобъемлющую дипломатическую, экономическую и военную стратегию обеспечения американского превосходства над Китаем—конфронтационную политику, которая ускорилась при Трампе.

Всего через несколько месяцев после вступления в должность Байден взял курс на усиление противостояния Пекину, обвиняя Пекин в “вакцинной дипломатии” и “геноциде” уйгуров в китайской провинции Синьцзян, а также в “экономическом принуждении” союзников, таких как Австралия.

Глава Индо-Тихоокеанского командования США адмирал Филип Дэвидсон, выступая в Конгрессе США в марте этого года, призвал депутатов удвоить бюджет Пентагона для региона и предсказал, что США могут столкнуться с войной с Китаем из-за Тайваня в течение пяти лет.

Он также упомянул о планах размещения ядерных баллистических ракет средней дальности вблизи материковой части Китая, которые были подтверждены, когда японская служба новостей Nikkei опубликовала выдержки из Тихоокеанской Инициативы сдерживания Пентагона.

Американо-китайские переговоры начались в четверг по аляскинскому времени и продолжались до пятницы.

Независимо от того, будет ли заключительное совместное коммюнике, ясно, что мир сидит на американо-китайской пороховой бочке.

А что в это время делает Путин?

Не исключено, что в сибирской тайге встречается с китайскими товарищами, в компании с Сергеем Шойгу.

Поделиться
  •  
  • 1
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика