Китай не крадет фигуры с кавказской шахматной доски, но играет сразу тремя ферзями

Площадь

В восьмом туре командного чемпионата Европы 2019 года по шахматам, проходящем в Батуми, сборная Армении выиграла у сборной Азерайджана.

Гранды сборной Армении по шахматам на чемпионате Европы в Батуми

Чемпионат в этом году проводится под эгидой Европейского шахматного союза, в партнерстве с Грузинской шахматной федерацией.

На текущий момент Армения делит 4-е место с Германией и Хорватией, в сумме набрав 11 очков, а лидируют сборные России и Украины, с 13-ю очками у каждой. На третьем месте сборная Великобритании, набравшая на очко меньше.

Другие цифры вырисовываются на политической шахматной доске, где тон задает Китай.

Image result for China in south Caucasus
Азербайджан — ключевой торговый партнер Китая Закавказье

В то время как спрос на диверсифицированную внешнюю политику на Южном Кавказе очевиден, Пекин строит политические рамки, привлекательные для стран региона.

Традиционное нежелание Китая вмешиваться во внутренние проблемы региона также делает его удобным партнером для всех Республик Южного Кавказа.
При этом тема Южного Кавказа-Армении, Азербайджана и Грузии—часто поднимается в более широком контексте вопросов международной безопасности в Черноморском регионе и на Большом Ближнем Востоке.

Однако высокая концентрация конфликтов, различные отношения с соседними державами и отсутствие региональной интеграции делают невозможным восприятие региона исключительно как пространства для опосредованного противостояния России и Запада, особенно сейчас, когда в регион все активнее вовлекаются новые игроки—прежде всего Китай.

Возросший в последние годы масштаб китайского сотрудничества с Южным Кавказом превращает Пекин в сильнейшего игрока в регионе, хотя в целом Армению, Азербайджан и Грузию нельзя назвать приоритетными направлениями внешней политики Китая.

У них нет общих границ с Китаем, и их экономическое сотрудничество пока не столь велико, хотя и развивается быстрыми темпами.

Тем не менее, Южный Кавказ представляет интерес для Пекина как важная часть глобальной транслогистической инфраструктуры и инвестиционной стратегии Китая.

В этой связи сильный ход был сделан китайским министром иностранных дел, посетившим в мае этого года все три Закавказские Республики.

До визита Вана, в 2015 году Китай подписал с Грузией, Арменией и Азербайджаном различные документы, касающиеся их участия в инициативе «Экономический пояс Шелкового пути».

В 2017 году Китай и Грузия подписали соглашение о свободной торговле-первое в своем роде на всем постсоветском пространстве.
Сделка должна была стимулировать развитие двусторонней торговли, объем которой с 2002 по 2015 год возрос почти в 80 раз.

Image result for China-Georgia
Грузия превращается в чоередной хаб на протяжении нового Великого Шелкового Пути

В настоящее время поток товаров из Китая в Грузию, конечно, намного больше, чем в обратном направлении, но Грузия также сумела увеличить свой экспорт на китайский рынок. В итоге, начав практически с нуля десять лет назад, Китай в настоящее время входит в первую десятку экспортных партнеров страны, на долю которых в 2018 году приходится более 5 процентов грузинского экспорта.
Китай также уделяет пристальное внимание Азербайджану, на долю которого приходится более 40 процентов всего товарооборота Китая с регионом.

Китайская государственная компания CTIEC Group участвовала в строительстве крупного цементного завода Norm в Баку, и Пекин также очень заинтересован в новой железной дороге Баку-Тбилиси-Ахалкалаки-Карс как в дополнительных воротах проникновения из Азии в Европу.

Однако пока, несмотря на отдельные заявления местных политиков и экспертов, Южный Кавказ все же не стал значительной транзитной территорией из Китая в Европу.

Многое остается на уровне планов и деклараций, хотя это не означает, что ситуация так и останется.

Позиция Армении в плане инфраструктурных программ не очень сильна: из четырех границ страны открыты только границы с Грузией и Ираном, поэтому Армения не участвует во многих региональных логистических и энергетических проектах Китая.

Однако Ереван по-прежнему представляет интерес для Пекина как связующее звено между Евразийским Экономическим Союзом и Тегераном.

По объему импорта Китай уже является вторым по величине партнером Армении после ее стратегического союзника-России.
Южный Кавказ важен для Китая не только по экономическим причинам.

Вот уже несколько лет Пекин занимается проблемами радикального джихадизма в своем Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Кавказский регион с его близостью к Ближнему Востоку имеет важное значение в контексте борьбы с этой угрозой.

Ключевые фигуры в террористической организации «Исламское государство» (ИГ) прибыли из Панкисского ущелья Грузии, и по данным Службы безопасности и разведки Soufan Group, по состоянию на конец 2017 года 900 человек из Азербайджана и 200 граждан Грузии непосредственно связаны с ИГ на Ближнем Востоке.

В целом, у народов Южного Кавказа есть свои резоны для активного сотрудничества с Китаем.

Для Грузии и Азербайджана, которые оба имеют отколовшиеся регионы, крайне важно, чтобы Китай последовательно отстаивал принципы территориальной целостности.

Китай не заинтересован во вмешательстве в вопросы, касающиеся целостности других стран, поскольку у него есть свои собственные проблемы с Тайванем, Тибетом и Синьцзяном, и он, конечно же, не хотел бы никакого иностранного вмешательства в них.
Во время визита в Тбилиси в мае министр иностранных дел Ван заявил, что Китай уважает » независимость, суверенитет и территориальную целостность Грузии”, которая уже давно не контролирует две свои отколовшиеся республики-Абхазию и Южную Осетию.

В ответ, закавказские лидеры также готовы продемонстрировать свою солидарность с Пекином.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев без обиняков заявил: «что касается тайваньского вопроса, то наша страна всегда выступает за позицию единого Китая. Эта позиция не изменится.”
Вместе стем ситуация не совсем черно-белая, как шахматная доска.

Если Баку, избравший путь равного удаления от мировых центров силы, может позволить себе больше пространства для маневра в отношениях с Пекином, то сближение Тбилиси с Китаем регулярно становится предметом критики со стороны Запада.

Визит министра иностранных дел КНР Вана в Грузию, например, вызвал неприкрытый гнев в Соединенных Штатах.

Image result for China in Georgia
Грузия подписала с КНР соглашение о свободной торговле

В следующем месяце тогдашний премьер-министр Грузии Мамука Бахтадзе получил в Вашингтоне нагоняй непосредственно от государственного секретаря Майка Помпео по поводу экономических планов Грузии с Китаем, в которых Китай и Россия были описаны как “притворяющиеся друзьями Грузии и в действительности, не принимающие проблемы Грузии близко к сердцу”—хотя именно Грузия, несмотря на ее заявленное намерение присоединиться к НАТО и ЕС, остается единственным государством на Южном Кавказе, которое подписало соглашение о свободной торговле с Китаем.

В пекинской кавказской шахматной партии, у Армении имеются иные цели, когда речь идет о Китае.

Столкнувшись с отсутствием региональной интеграции и зависимостью от динамики российско-грузинских отношений, поскольку Армения не имеет общей границы со своим союзником Россией, Ереван стремится расширять свои международные связи по всем направлениям.
Для всех трех стран Китай играет роль альтернативы России и Западу.

Image result for China in Armenia
Оставаясь стратегическим партнером России, Никол Пашинян дает многовекторное направление развтития Армении

Тбилиси, Ереван и Баку устали от того, что Москва, Вашингтон и Брюссель вечно ссорятся на своей территории.

В этом отношении Пекин рассматривается как возможный противовес.

По мнению руководителей стран Южного Кавказа, с тех пор как Запад вступил в конфронтацию с Россией, он не способен объективно поддерживать территориальную целостность региона.

За последние два десятилетия Россия и Запад поочередно изменили свою приверженность принципам статус-кво и ревизионизма, поддержке национального самоопределения и единства государств.

Китай, с другой стороны, продемонстрировал последовательность в своей внешней политике, независимо от того, что произошло в Косово, Абхазии и Крыму.
Для малых государств правила игры в международных отношениях чрезвычайно важны, в отличие от крупных держав, которые могут позволить себе импровизировать.

На Южном Кавказе это приводит к прагматичным подходам к внешней политике-отсюда подписание Грузией соглашения о свободной торговле с Пекином и решимость вступить в НАТО.
Сейчас рано говорить о Пекине как о главном игроке в регионе.

По словам эксперта по Азии Станислава Тарасова, Китай проводит тщательную «дипломатическую разведку в Закавказье» на основе своих экономических отношений со странами.

У Пекина нет никаких шансов на участие в разрешении этнополитических конфликтов.

С точки зрения Китая, » Россия могла бы играть позитивную роль в регионе, потому что она традиционно имеет здесь влияние. Поэтому проблемы между Россией и Грузией должны решаться только этими двумя странами, Китай не будет вмешиваться в их дела.”
В то время как спрос на диверсифицированную внешнюю политику на Кавказе очевиден, Пекин выстраивает политические рамки, привлекательные для стран региона. Кроме того, нежелание Китая вмешиваться во внутренние проблемы региона делает его удобным партнером для всех, включая, вероятно, и Россию.

Хотя последняя вряд ли добровольно согласится отдать дирижерскую палочку Китаю. Просто так получается.

Оригинал великолепной статьи Сергея Маркедонова.

Поделиться
  •  
  • 1
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.