Пломбир, превратившийся из лисицы в собачку

Площадь

В 1959 году советские генетики из Новосибирска Дмитрий Беляев и Людмила Трут начали эксперименты по одомашниванию лис на специальной ферме научно-исследовательского Центра Академгородка.

Plombir, whose white fur matches the colour of the beloved Soviet ice cream he was named after, is not a canine best friend
Домашний лис Пломбир на прогулке

Была поставлена задача приручить лисиц и понять, как эти предки волков превратились в преданных и любящих собак, которых мы знаем сейчас.

На протяжении десятилетий исследователи фермы отбирали для разведения самых дружелюбных животных. Остальные были отсеяны и лишь небольшое число самых покладистых продолжило селекцию.

— Подобный искусственный отбор «меняет все в организме лисицы, — считает Юрий Гербек, один из 15 ученых, работающих в Центре, где обитает почти 1 000 хитрых созданий.

На представленном фото подобные изменения отчетливо видны в виде изменившейся пигментации меха и исчезнувшей характерной для натуральных лисиц заостренности морды.

«Мы пытаемся понять, какие гены меняются и как они меняются», — пояснил Гербек.

Для постоянной корректировки процесса отбора команда ученых держит диких и прирученных лисиц.

К сожалению биолог Беляев умер еще в 1985 году, и эксперимент был практически остановлен из-за отсутствия финансирования во время распада Советского Союза в 1991 году и последующего экономического кризиса.

Однако идея одомашнивания лисиц не умерла и даже привлек международное внимание с момента появления методов секвенирования ДНК, которые позволили изучать генетический код лисиц.

«Интерес научного сообщества остается очень сильным», — подтвердил репортеру AFP американский генетик Адам Уилкинс.

Это особенно верно, поскольку команда изучает влияние одомашнивания на мозг лисиц и, в частности, на их уровень окситоцина, известного как гормон любви.

Исследования показали, что окситоцин питает защитное поведение, сочувствие и чувство любви, и он может сыграть ключевую роль в улучшении качества домашних питомцев лисиц.

Но эксперимент может также открыть окно в эволюцию человека — в частности, в существующую теорию о том, что наши человеческие предки приручили себя, говорит Уилкинс.

Это удачное сравнение, «потому что многие изменения, которым подверглись домашние лисы, выглядят как возможные связанные изменения в эволюции человека», — отмечает Уилкинс.

«Важных открытий еще предстоит сделать», — добавил он.

Именно поэтому стало возможно Сергею и Татьяне Абрамовой, греясь на солнышке во дворе своего дома, выгуливать, как собачонку, натурального лиса по кличке Пломбир.

Домашний лис счастлив, когда его хозяева водят его на поводке, но, когда он приближается к цыплятам, находящимся в их клетке, становится ясно, что он не потерял все свои животные инстинкты.

«Да, он уже пытался съесть наших цыплят и сбежать», — жалуется 32-летний Абрамов, проживающий на окраине Новосибирска.

Его жена, 33-летний биолог Татьяна Абрамова, признается, что всегда хотела иметь в доме лису.

Она признает, что Пломбир «дружелюбен и добр», но не очень послушен.

«Он прыгает по столам или заглядывает в холодильник. Он крадет вещи и прячет их», — жалуется она.

Супруги решили, что для такого живчика лучше подходит жизнь на открытом воздухе и выделили просторный уголок в своем саду под домик для Пломбира, которому нравится, когда его гладят.

Он умеет выделывать всякие трюки и всегда готов поиграть — маловероятная характеристика для большинства лис, но неудивительно, учитывая, что он и его предки были выведены учеными как дружелюбные домашние животные — рудимент ушедшей советской эпохи.

Поделиться
  •  
  • 1
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.