25.09.2022

Бизнес: все приготовились бежать, но не все убежали

Многие крупные транснациональные корпорации не бежали из России в начале боевых действий в Украине. Но все изменилось, когда вторжение привело к росту насилия — и более 2 миллионов беженцев покинули Украину.

Москва вскоре начнет напоминать прифронтовой город

В настоящее время более 300 компаний прекратили свою деятельность в России, согласно списку, составленному командой Йельского университета.

Apple прекратила поставки. Google приостановил продажи рекламы. Автопроизводители остановили производство. Голливудские студии прекратили выпускать фильмы, а Netflix прекратил потоковую передачу.

Некоторые из этих решений были продиктованы необходимостью соблюдать санкции, введенные западными правительствами в отношении России; другие были приняты из-за проблем с цепочками поставок или страха нанести удар по их репутации.

Санкции уже негативно сказались на российской экономике и мировой торговле.

Citigroup заявила в  минувшую среду, что продать свои 11 филиалов российских банков будет сложно, поскольку экономика страны отрезана от мировой финансовой системы.

До тех пор Citi заявила, что “ведет бизнес на более ограниченной основе” и помогает своим американским и другим корпоративным клиентам приостановить свой бизнес в России.

Аналогичным образом, Amazon заявляет, что ее крупнейшие клиенты облачных вычислений в России имеют штаб-квартиры в других странах. Представитель компании заявил в минувший вторник, что прекращен прием новых клиентов облачных вычислений в России и планирует приостановить поставки электронной коммерции в Россию.

Компании быстрого питания часто заключают соглашения о франчайзинге, которые усложняют выход, потому что они не владеют этими местами.

Это помогает объяснить, почему Restaurant Brands International, владелец Burger King, сохраняет свои 800 ресторанов открытыми в России. И почему Yum Brands, материнская компания KFC и Pizza Hut, объявила о закрытии 70 KFC, принадлежащих компании, по всей России, но не почти 1000 KFC, принадлежащих франчайзи, или 50 филиалов Pizza Hut.

Иногда это относится и к отелям: Marriott заявляет, что ее российские отели принадлежат третьим лицам, и оценивает их способность оставаться открытыми.

“Я думаю, что многие из этих компаний ожидают негативной реакции, если они останутся”, — считает Сюзанна Венгл, профессор политологии и эксперт по России в Нотр-Дам.

Действия McDonald’s в России были проще: ему принадлежит большинство из 850 ресторанов в России, которые он временно закроет.

Но есть компании, которые остаются в России — полностью или частично — и говорят, что это потому, что они считают свою продукцию необходимой.

Фармацевтическая компания Eli Lilly — одна из них.

«Мы продолжаем распространять лекарства в России, поскольку пациенты с раком, диабетом и аутоиммунными заболеваниями во всем мире рассчитывают на нашу поддержку”, — заявил пресс-секретарь Тарсис Лопес, отметив, что санкции ЕС и США не распространяются на медицину.

PepsiCo заявила, что прекратит продажу газировки, но продолжит поставлять молоко, детские смеси и детское питание в Россию.

А Unilever подтвердила, что продолжит торговлю продуктами питания и средствами гигиены российского производства “первой необходимости”, но прекратит экспорт и рекламу этих продуктов.

У технологических компаний есть свой собственный баланс. Поставщики интернет-сервисов, таких как Google, Twitter и Facebook, в основном неохотно предпринимают действия, которые могут лишить российских граждан доступа к информации, отличной от той, которую они получают из государственных СМИ.

Однако Роскомнадзор заблокировал Facebook и Twitter, а затем TikTok в значительной степени приостановил свою работу в стране.

Реакция промышленных производителей продуктов питания осложняется ролью России как крупного экспортера пшеницы и других сырьевых товаров.

Компания Bunge, активы которой в России составляют 121 миллион долларов, заявила в минувший четверг, что ее российский завод по производству масличных культур будет работать и обслуживать внутренний рынок, но что она приостановила “любой новый экспортный бизнес».

Производитель сельскохозяйственной техники John Deere заявил, что прекратил поставки машин в Россию; он следит за российским заводом, производящим посевное оборудование, и за его дилерской сетью в стране “изо дня в день”.

Cargill и ADM, другие сельскохозяйственные компании, пока не определились со своими решениями по оставлению российского рынка.

Эти компании не хотят, чтобы российское правительство конфисковало их активы, если они закроют магазин, считает Винсент Смит, профессор экономики Университета штата Монтана.

Другие компании указывают на средства к существованию своих сотрудников, рационализируя решения остаться или не разрывать связи полностью.

Starbucks первоначально выразила озабоченность по поводу своих 2 000 российских сотрудников, прежде чем изменить курс во вторник.

Кувейтская компания, которая предоставляет франшизу своим 130 российским магазинам, закрывает их, но продолжает платить сотрудникам.

British American Tobacco в среду заявила, что продолжит производить и продавать сигареты в России, где у нее работает 2 500 сотрудников, сославшись на “обязанность заботиться” о сотрудниках.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика