21.10.2021

Готов ли малый бизнес услышать Георгия Бовта?

В странах Запада малый бизнес составляет 50 или более процентов ВВП, в то время, как в России всего около 22 процентов при четко выраженной тенденции дальнейшего падения. Если отбросить словесную мишуру от правительства, сложившемуся России режиму малый, как, впрочем, и средний бизнес не нужен.

У малого бизнеса два союзника — семья и друзья семьи

Структура сырьевой экономики не восприимчива к инновациям, да и в целом для обслуживания не требует умных, самостоятельных, но скорее исполнительных и послушных людей.

Поэтому, неудивительно, что по мнению Георгия Бовта, сопредседателя политической партии «Правое дело», в России наблюдается неуклонное сокращение численности микропредприятий.

С 2018 года, несмотря на призывы властей увеличить долю таких компаний в ВВП до 40 процентов к 2030 году, численность наемных работников в сфере малого бизнеса сократилось на три процента.

Подробно о затронутой проблеме можно ознакомиться здесь, но отдельного внимания заслуживают предложения Бовта по изменению ситуации.

Предлагаемые Бовтом меры, не предполагают радикального изменения сложившегося в России политического строя, которым характеризуется компрадорское государство.

Бовт прямо предлагает меры сугубо технократического порядка, которые осуществимы в рамках сложившихся в России общественно-политических отношений и политического режима и не потребуют ни существенных институциональных реформ (которые должны иметь как политические предпосылки, так и впоследствии возымеют политические последствия), ни реформ политических.

Полагая, что на комплексное реформирование общественно-политического пространства в России, в краткосрочном плане рассчитывать не приходится.

В первую очередь Бовт предлагает ряд мер по снижению налоговой и общей финансовой нагрузки и прежде всего — «точечное» снижение налоговой нагрузки по целому ряду отраслей, особенно пострадавших от пандемии.

К таковым резонно применить режим упрощенного налогообложения: освободить от налога фонд оплаты труда для определенных видов МСП, заменив, например, налогом с оборота.

В целом, налоговый режим для малых и средних предприятий (МСП) должен стать более равномерным, отказавшись от бесконечных экспериментов в налогообложении, что провоцирует «уход в тень» или искусственное дробление бизнеса.

Большой проблемой для МСП являются штрафы, накладываемые всевозможными регулирующими и контролирующими органами. Иногда они могут довести до банкротства.

В этой связи Бовт предлагает предпринять следующие шаги:

приравнять размеры административных штрафов для малых предприятий к штрафам индивидуальных предпринимателей, что приведет к кратному снижению размера штрафов для малого бизнеса;

законодательно ограничить темпы роста всевозможных тарифов для МСП уровнем не выше инфляции;

ввести льготный налоговый режим для отдельных отраслей с большой долей МСП, прежде всего, наиболее пострадавших во время пандемии (в том числе снизить для них НДС);

ограничить рост имущественных налогов в зависимости от кадастровой стоимости (порой искусственно завышаемой местными властями с целью увеличения налоговых сборов) темпами не выше уровня инфляции.

Наконец, по его мнению, жизненно необходима качественно новая программа финансовой и кредитной поддержки на фоне выявленной неэффективности Корпорации МСП, особенно в части инвестиционных кредитов (то есть на развитие), желательно по ставке не выше ключевой ЦБ и на долгий срок (от 10 лет).

Многообещающей выглядит практика проектного финансирования под льготные кредиты по пониженной ставке.

Необходимо также облегчить залоговые требования для МСП, которые сейчас предусматривают предоставление до 40 разных документов.

Также нелишними выглядят льготы на аренду земли и прочей недвижимости, внятные формы налоговой поддержки развивающегося бизнеса (стартапов).

Среди мер административного порядка Бовт предлагает увеличить минимальную долю МСП в системе госзакупок при жестком мониторинге отсутствия аффилированности участников торгов с крупными компаниями.

По его мнению, также необходимо сократить излишнее бюрократическое регламентирование, создающее поводы для всевозможных проверок и штрафов, либерализовать правила для МСП по торговле подакцизными товарами (сейчас есть ограничения по минимальной площади), разрешить онлайн торговлю и разработать правила облегчения доступа МСП к услугам цифровых платформ (можно, например, применять, как в некоторых регионах, субсидирование комиссии по выводу продукции МСП на электронные площадки в размере 50% и даже более).

Вместе с тем, Георгий Бовт осознает, что без политических реформ не обойтись.

Речь идет о необходимости в первую очередь осуществить судебную реформу, в том числе в плане защиты прав собственников.

По его мнению, судебная реформа, как и действенная борьба с коррупцией, возможна и вне демократического устройства.

Бовт приводит опыт стран Юго-Восточной Азии, одновременно выражая уверенность, что не обойтись без четкой политической воли, а она в современной России пока что распространяется только на инициативы в рамках умеренных технократических улучшений.

Кардинальное же улучшение инвестиционного климата (в том числе для МСП) невозможно без установления гражданского контроля за действиями разросшейся в последние два десятилетия «силовой корпорации».

Силовики не должны иметь права «прессовать» бизнес без основания или по корыстными мотивам, фабриковать уголовные дела и т.д. Однако это вряд ли возможно без установления в стране подлинной политической конкуренции и свободы СМИ.

Важна и информационно-пропагандистская работа на уровне массового сознания. Занятие предпринимательством должно быть реабилитировано в глазах обывателей, очищено от подозрений, укоренившихся еще в советское время. Бизнесмен – это не «коммерсант», не спекулянт и не «ворюга\махинатор», а человек, создающий важную часть национального богатства и рабочие места. Идти в бизнесмены должно стать не менее престижно и почетно, чем в «силовики» или чиновники.

Для этого нужна определенная революция в общественном сознании.

Но ей должна предшествовать «десакрализация» государства и его всемогущей бюрократии. Нужны и фильмы, и телепередачи, и новостные программы, посвященные историям успеха в бизнесе. Если, условно, «курс предпринимательства» нельзя ввести в школьную программу, то можно создавать такие курсы по типу кружков, работающих во внеурочное время. На региональном уровне в рамках курсов переподготовки (в том числе для безработных) следует проводить тренинги по предпринимательству.

Центры занятости могут и должны принимать участие в организации малого бизнеса, в том числе в формате «одного окна», помогая регистрации и даже поиску первоначального капитала. Бизнес следует активнее привлекать к работе законодательных и муниципальных органов в рамках консультационных советов.

Следует ввести правило, что никакие постановления и законы, касающиеся предпринимательского сообщества, не могут приниматься без предварительного консультационного обсуждения с его представителями, в первую очередь с профильными саморегулирующимися организациями.

Георгий Бовт не отрицает, что перечисленные им меры, отражают максималистский подход и настаивает на необходимости пытаться улучшать условия для деятельности малого и среднего бизнеса в России уже сейчас.

«В конце концов, его расширение приведет к увеличению численности того самого «среднего класса», который в будущем поставит вопрос о более масштабных реформаторских переменах в обществе».

Противоречие, однако, заключается в том, что Путин и его окружение не заинтересованы в переменах. Тем более — реформаторских.

Будь иначе, всех этих проблем, живописуемых Бовтом, не существовало бы.

Бизнес это понимает и ждет, когда сгнивший изнутри режим, попросту рухнет.

Другое дело, что никому неизвестно сколь долго придется ждать.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика