26.02.2024

С швейцарцами всегда можно вести дела, даже в аду

Согласно исследованию украинских экспертов, Швейцария занимает третье место среди зарубежных стран, где бизнес все еще активен в России. Ссылаясь на отчет журнала FAZ Business Magazine, немецкий еженедельник Sonntagsblick сообщает, что объем продаж компаний из альпийской страны составил 14,3 миллиарда долларов США, уступив фирмам Соединенных Штатов (40 миллиардов долларов) и немецким корпорациям (23,2 миллиарда долларов США).

Таким образом, швейцарские компании в прошлом году суммарно заплатили российскому государству налогов на сумму 275 миллионов долларов США.

— Швейцарские корпорации наполняют военную казну президента России Владимира Путина, — пожаловалась репортеру Sonntagsblick Ирина Павлова, работающая в неправительственной организации.

По ее мнению, «чем больше компаний покинет Россию, тем большее давление будет испытывать Путин», считает она.

Украинские эксперты утверждают, что в России продолжают работать 77 компаний со штаб-квартирами в Швейцарии, в том числе Japan Tobacco International (JTI), сырьевой трейдер Glencore, фармацевтический гигант Novartis и агрофирма Syngenta.

В списке также фигурируют транснациональная фармацевтическая компания Roche, производитель шоколада Barry Callebaut, Nestlé и Ems Chemie.

По оценкам JTI, объем продаж в России в 2022 году составил около 2 миллиардов долларов, и компания сообщила Sonntagsblick, что на ее бизнес в России приходится 11% мировых продаж.

Glencore, с другой стороны, настаивала на том, что у нее «нет оперативного присутствия» в России, но она хочет «выполнить юридические обязательства по ранее существовавшим контрактам».

Выходит, что только 18 швейцарских фирм полностью покинули Россию.

Джеффри Зонненфельд, профессор йельского Университета, который вел список международных компаний, действующих в России с марта 2022 года, уверен, что данные, приведенные неправительственной организацией, могут содержать ошибки.

Тем ни менее, он не отрицает, что “их присутствие подпитывает военную машину Путина”, и компаниям следует покинуть Россию.

В это же время, швейцарские власти изучают юридические механизмы известного базирующегося в Женеве нефтетрейдера, позволяющие обойти санкции, введенные против Путина.

Возможно, альпийская страна начала активно контролировать связи своей крупной сырьевой отрасли с Москвой.

Парадоксально, но Швейцария является мировой столицей торговли сырьевыми товарами. При этом, согласно швейцарским правилам, зарубежные дочерние компании местной компании в значительной степени освобождаются от уплаты налогов, если они “юридически независимы”, чем, в частности, воспользовалась, базирующаяся в Женеве Paramount Energy & Commodities SA, основанная опытным трейдером сырьевых товаров Нильсом Троостом.

В прошлом году эта компания передала свою деятельность по торговле российской нефтью компании с почти идентичным названием в Объединенных Арабских Эмиратах.

Регуляторные вопросы к Paramount, заданные в апреле в письме, с которым ознакомилась Financial Times, являются одной из первых известных попыток европейских властей расследовать соблюдение режима Западных санкций в отношении российской нефти.

Paramount Energy & Commodities DMCC, продолжает экспортировать сырую нефть из восточной России под названием ESPO-blend.

Как сообщала Financial Times в марте, цена на нефть стабильно торговалась выше предельного уровня в 60 долларов за баррель, введенного G7 в декабре.

После публикации отчета FT Государственный секретариат Швейцарии по экономическим вопросам (Seco), департамент, ответственный за обеспечение соблюдения санкций, написал Paramount SA о своих отношениях с Paramount DMCC в ОАЭ и торговле российской нефтью.

Санкции были направлены на то, чтобы позволить российской нефти продолжать поступать на рынки за пределами Европы и США, одновременно ограничивая доходы, получаемые Кремлем.

Вашингтон даже призвал Западных трейдеров продолжать поставлять российскую нефть по предельным ценам, чтобы ограничить перебои с поставками.

Однако одним из результатов санкций против Путина, стал массовый перенос деятельности по торговле нефтью из бывших европейских центров, таких как Женева, в такие юрисдикции, как Дубай, где не соблюдаются Западные ограничения.

В то время как некоторые трейдеры в ОАЭ решили соблюдать предельные цены на российскую нефть ($60 за баррель), чтобы сохранить доступ к Западным услугам, другие, по-видимому, торгуют нефтью сверх предельных цен, используя для этого неевропейских поставщиков транспортных и финансовых услуг.

В апрельском письме Seco, среди прочего, попросила Paramount SA подтвердить, продавала ли она российскую нефть с декабря и по какой цене и владеет ли какое—либо физическое лицо акциями — прямо или косвенно — как Paramount SA, так и Paramount DMCC.

В письме также был заключен вопрос — вопрос, осуществлялись ли какие-либо финансовые потоки между двумя компаниями, такие как займы или выплаты дивидендов, с марта 2022 года?

Paramount SA сообщила FT, что полностью ответила на все запросы Seco, сообщив агентству, что швейцарская компания прекратила все сделки, связанные с российской нефтью, “задолго до того, как был введен какой-либо ценовой лимит”.

В ответе утверждалось, что Paramount DMCC является дочерней компанией Paramount SA, но в качестве “отдельного юридического лица” и “не имеет общих директоров”.

В то же время, отдельные юридические структуры и директора не гарантируют, что швейцарские суды будут рассматривать дочернюю компанию, как независимую и, следовательно, выходящую за рамки швейцарского законодательства, сообщило агентство Seco редакции FT в ответ на вопросы.

“Швейцарские власти оценивают в каждом конкретном случае, в какой степени действия, совершенные за границей, подпадают под швейцарскую юрисдикцию и, следовательно, под положения о санкциях Швейцарии”, — отмечает Фабиан Майенфиш, представитель агентства.

“Существуют возможные точки соприкосновения со швейцарской юрисдикцией, например, если платежи или инструкции осуществляются из Швейцарии”, — добавил он.

Агентство отказалось отвечать на конкретные вопросы о Paramount.

“Seco не комментирует ни конкретные случаи, ни текущие расследования”, — говорится в сообщении.

Между тем, дело швейцарской Paramount поднимает конкретные вопросы об уровне контроля, осуществляемого материнскими компаниями над иностранными дочерними компаниями, и о масштабах швейцарских санкций.

В нем также дается представление о некоторых мерах, принятых некоторыми европейскими торговцами сырьевыми товарами, чтобы защитить себя от потенциальных нарушений санкций, продолжая торговать российской нефтью.

Корпоративные документы ОАЭ, с которыми ознакомилась FT, показывают, что Paramount DMCC была зарегистрирована в 2020 году проживающим в Дубае гражданином Швейцарии Франсуа Эдуардом Мауроном, который был единственным директором и акционером при регистрации.

Маурон передал свои акции Paramount SA в апреле прошлого года, но остался директором.

Paramount SA сообщила FT в марте, что Троост, гражданин Нидерландов, не принимал участия в создании Paramount DMCC и не занимал руководящей должности в компании.

Однако, в соглашении о номинальном директоре, подписанном Троостом в феврале 2022 года, Маурон описывался как “номинальный директор”, обязанный “действовать по указаниям” акционера Paramount SA в обмен на ежегодный гонорар номинальному директору в размере 350 000 швейцарских франков (390 000 долларов США).

Троост описан в контракте от февраля 2022 года, с которым ознакомилась FT, как конечный бенефициарный владелец Paramount SA.

“Кандидат должен отчитываться перед акционером и консультироваться с ним по любому вопросу, касающемуся компании”, — говорилось в нем.

“В случае сомнений он должен запросить инструкции в письменной форме”.

В свою очередь, руководство Paramount SA заявило, что номинальное соглашение было расторгнуто в ноябре, за месяц до введения предельных цен, чтобы гарантировать соответствие Paramount DMCC требованиям юридически независимой дочерней компании в соответствии со швейцарским законодательством.

Это включало предоставление “полных полномочий” руководству Paramount DMCC для “развития и осуществления [своей] деятельности по международной торговле сырьевыми товарами”, согласно протоколу заседания правления Paramount SA от 2 ноября 2022 года, которым компания поделилась с FT.

Paramount SA добавила, что “все платежи и инструкции, относящиеся к соответствующей торговой деятельности, были проведены DMCC полностью независимо от Paramount SA”.

Сам Маурон сообщил редакции FT, что он больше не является директором или менеджером Paramount DMCC, предъявив письмо от 18 мая 2023 года, в котором гражданин Индии назван единственным действующим директором компании.

В целом, нет ничего нового в «петлянии» швейцарского бизнеса, с пеленок усвоившего, что деньги не пахнут.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика