16.01.2021

Жалобы дачников на «Газпром» имеют перспективу

Так как Верховный суд РФ вступился за них в спорах с структурами энергетической монополии, касающихся сноса построек по причине их слишком близкого расположения к трубопроводам. Массовые жалобы людей вызваны увеличением зоны безопасности на 50 метров — до 150 метров в одностороннем порядке принятой структурами «Газпрома», к тому же создавшей ситуацию судебных процессов с владельцами участков «задним числом». Нетрудно догадаться, что жалобы дачников не находили понимания в судах и в большинстве случаев подавляющее большинство споров компания выигрывала, а дачники не только теряли имущество, но и обязаны были сносить постройки за свой счёт, без права на компенсацию.

По этому поводу 15 июня 2017 года жительница Челябинской области Светлана Романова в прямом эфире направила жалобу президенту России и Владимир Путин назвал такое положение несправедливым.

«Тех, кто уже построился в 100-метровой зоне, нужно оставить в покое, а запретить лишь новое строительство», — подчеркнул президент.

Верховный суд вынес решение сразу по двум делам: в одном случае указав на недопустимость придания законам обратной силы, а в другом пояснив, что у энергетиков есть обязанность ставить в известность власти о прокладке трубопроводов, чтобы их вносили в карты.

Примечательно, что в обоих спорах ВС встал на сторону владельцев участков, на которых постройки расположены даже не в прежней 100-метровой зоне безопасности, а ещё ближе.

В основе резолюции ВС РФ стало рассмотрение заявление ООО «Газпром трансгаз Нижний Новгород» с требованием от жительницы Пензы снести за ее счет дачный домик и хозяйственные строения, а также возместить судебные расходы в размере 6 000 рублей.

Аргументом как раз послужило нахождение частных владений в зоне минимально допустимых расстояний до газопровода, что, по утверждению истца, нарушает его права и охраняемые законом интересы, а также создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Октябрьский суд требования компании удовлетворил, а Пензенский областной оставил решение в силе.

Суды установили, что ответчица купила земельный участок в 2008 году. А вообще спорные сотки входят в 70 гектар, которые по решению совета депутатов ещё в 1956 году были выделены заводу «Пензхиммаш» под коллективное садоводство рабочих. Газопровод же был введён в эксплуатацию значительно позже появления в этом месте дач — только в 1977 году, но и тогда ему садовые постройки нисколько не мешали. А спустя ещё 40 лет выяснилось, что садовый домик расположен слишком близко: всего в 90 метрах от оси газопровода-отвода.

Суд первой инстанции посчитал, что спорные постройки возведены с нарушением минимального расстояния до оси газопровода и пришёл к выводу о том, что частные владения возведены самовольно, поэтому подлежат сносу за счет ответчика.

В своём решении он исходил из положений статьи 109 Гражданского кодекса РСФСР (1964 года), статьи 1 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 декабря 1977 года «Об ответственности за самовольное возведение гражданами хозяйственных и бытовых строений и сооружений», статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также из положений Федерального закона от 31 марта 1999 года No 69-ФЗ «О газоснабжении в РФ» и закона от 21 июля 1997 года No 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

Суд апелляционной инстанции с таким подходом согласился.

Однако Верховный суд РФ указал, что такая трактовка существенно нарушает нормы права. По мнению высшей инстанции, суды не учли, что акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие (пункт 1 статьи 4 ГК РФ).

«Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом», — отмечает ВС РФ.

Он напоминает об аналогичной позиции Конституционного суда РФ, который неоднократно отмечал, что недопустимо придание обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение подчиненной, слабой стороны в публичном правоотношении.

Однако пензенские суды применили к спорным отношениям правовые акты, действующие в разное время, при этом оставив без выяснения обстоятельства, связанные с моментом возведения построек.

«Вместе с тем установление времени постройки садового домика и других хозяйственных строений, соотношение периодов их строительства со временем выполнения работ по прокладке газопровода-отвода к ГРС-4 г. Пензы имеют значение не только для определения норм права, регулирующих спорные правоотношения, но и для выяснения вопроса о противоправности действий ответчика либо его правопредшественника по возведению спорных построек», — поясняет ВС РФ.

Эти обстоятельства, указывает он, имеют существенное значение для разрешения конфликта владелицы дачи и Газпрома, но в нарушение требований части 4 статьи 67 и части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса суд первой инстанции их не установил, а апелляция эти ошибки не исправила.

В итоге ВС РФ направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Сама же газораспределительная станция «Павлово» в Нижегородской области была построена и введена в эксплуатацию в 1973 году, а в 2013-ом ее внесли в государственный реестр опасных производственных объектов и отнесли ко II классу опасности. С тех пор начались проблемы у владельцев земельных участков, которые выделили для размещения коллективных садоводческих товариществ за 20 и 30 лет до признания станции опасной.

Так, владелицу одного из участков обязали снести строения, поскольку выяснилось, что расстояние между ними и станцией составляет всего 78 метров.

Суд согласился, что спорные постройки возведены с нарушением минимального расстояния до оси газопровода, которое и на момент их возведения, и в настоящее время составляет 150 метров.

Поэтому, по мнению суда, садовый домик является самовольной постройкой и подлежит сносу за счёт его владелицы.

Между тем, в споре жительницы Нижегородской области с Газпромом Верховный суд РФ также сослался на невозможность применять к прежним отношениям новые законодательные нормы, которые не действовали ранее.

Также высшая инстанция обратила внимание на ещё один важный нюанс: компании должны передавать органам власти данные о фактическом нахождении трубопровода с привязкой охранных зон и его съемку, чтобы эти сведения были внесены в районные карты землепользователей. Такое требование закреплено в пункте 1.4 Правил охраны магистральных газопроводов, утвержденных постановлением Федерального горного и промышленного надзора России от 24 апреля 1992 года No 9.

Аналогичные нормы содержались в Правилах охраны магистральных трубопроводов, утвержденных постановлением Совета министров СССР от 12 апреля 1979 года No 341 (пункт 6).

Кроме того, в соответствии с пунктом 1.13 Правил технической эксплуатации магистральных газопроводов, утвержденных Министерством газовой промышленности СССР 22 марта 1988 года, после приема газопровода в эксплуатацию организация должна проконтролировать, чтобы в месячный срок фактическое положение газопровода было нанесено на карты землепользователей.

Таким образом, указывает ВС РФ, эти подзаконные акты устанавливали обязанность организации газовой промышленности по информированию заинтересованных лиц о месте расположения газопровода в целях недопущения причинения вреда при возможных аварийных ситуациях.

Важно, как следует из материалов дела, двусторонний акт о нанесении на картах землепользования и землеустройства фактического расположения магистральных газопроводов и кабельных линий связи в спорном случае был подписан только в 2010 году. А до этого времени необходимые данные в органы местного самоуправления не представлялись, сведений о точном расположении газопровода — отвода на город Павлово по состоянию на 1991 год не имелось.

Однако это обстоятельство не получило какой-либо оценки суда, хотя оно имело юридическое значение для решения вопроса о том, являлось ли возведение садового дома самовольным и относится ли к противоправным действиям.

Удовлетворяя требования газовой компании суд указал, что владелица земельного участка была обязана соблюдать действующие строительные нормы и правила, а именно «СНиП 2.05.06-85. Магистральные трубопроводы», которые были утверждены постановлением Госстроя СССР 30 марта 1985 года No 30 и устанавливают возможное расстояние от зданий до газопроводов и нефтеперекачивающих насосных станций.

«Однако суд не высказал суждения относительно того, могла ли быть соблюдена эта обязанность при отсутствии до 2010 года в местных органах власти сведений о фактическом расположении трубопровода, поскольку таковые отсутствовали на районных картах землепользователей», — удивилась высшая инстанция.

При таких обстоятельствах она сочла необходимым определение Нижегородского областного суда отменить и направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

Резюмируя, можно констатировать, что «Перечисленные решения сыграют очень важную роль для похожих ситуаций, ведь на месте «Газпрома» могла быть и может быть другая компания.

Эти решения подтвердили, во-первых, неприкосновенность собственности, во-вторых, уважение к добросовестными приобретателям земли и их правам и, в-третьих, невозможность применить обратную силу в отношении приобретённой давно недвижимости, тем самым ухудшая положение простого человека.

По материалам РАПСИ

Поделиться
  • 2
  • 1
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
    4
    Поделились

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика