08.05.2021

Асад подарил Путину нефть, осталось отнять ее у американцев

В заметке от 02 июля 2017 года «Повар Путина презентует кашу по-сирийски: не подавиться бы» Бюро «Инфотекст» высказывал сомнения относительно способности Кремля, через близких ему олигархов установить контроль над сирийской нефтью.

Асад дал Путину свою нефть, но проблема в том, чтобы ее отнять у американцев. «…. то ось Вашингтон — Эр-Рияд — Тель-Авив и вечно сидящий на двух стульях Стамбул, может насадить повара, вместе с иранской Хезбаллой на шашлык, платить за который, придется рядовому россиянину. Дешевле питаться домашней пригожинской кашей. Тоже дорого, но хотя бы не смертельно».

Так формулировалась жалоба.

События 7 февраля подтвердили опасения Бюро «Инфотекст».

При попытке укрепиться в главном сирийском районе нефтедобычи и нефтепереработки — провинции Дейр эз-Зор, контролируемом сирийскими курдами под патронажем США и международной коалиции, силы российских наемников были уничтожены с потерями, оцениваемыми до 300 человек из контингента ЧВК Вагнера.

Надо понимать, что стратегическое значение провинции Дейр эз-Зор с одноименным городом, определяется несколькими факторами: здесь имеются несколько крупных нефтяных месторождений, находится крупный нефтеперерабатывающий завод, а вдоль русла Евфрата с юга на север проходил магистральный трубопровод, снабжающий сирийской нефтью, а также топливом из стран Персидского залива, соседнюю Турцию.

В настоящее время Дейр эз-Зор место пересечения геополитических интересов сразу четырех внешних центров силы — США, Ирана, тоталитарных режимов Персидского залива, Турции, для каждой из которых критически важна и сама территория, и ее «замыкающий», транзитный потенциал. Ни в одном из сценариев этих игроков судьба самой Сирии не учитывается. Для США Дейр эз-Зор — это «замок» для иранской экспансии, для Ирана — часть «шиитского моста» до Ливана, а для монархий Персидского залива — транспортный коридор к Турции и Средиземноморью.

Интересы Турции из-за наличия трубопровода и курдской проблемы — более, чем очевидны.

Не собирается оставаться в стороне и Кремль. Более того, именно Москва имеет законное право претендовать на сирийскую нефть, так как имеет официальные договоренности с официальным правительством этой страны.

В соответствии с рамочным соглашением по энергетическому сотрудничеству, подписанным в конце января 2018 года, Россия имеет исключительные права на добычу нефти и газа в Сирии.

Соглашение, кроме того предусматривает условие восстановления поврежденных буровых установок и инфраструктуры, консультативную поддержку в области энергетики и профессиональную подготовку и обучение нового поколения сирийских нефтяников.

Таким образом, вагнеровцы, действующие по поручению повара Путина, имеют мандат, в отличие от противостоящих им США.

Но это, как уже выше отмечалось — в теории. На практике — кто сильный, того и тапки.

Никакой асадовский мандат на курдов и стоящих за ними США не действует. Срабатывает правило: хочешь, приди и возьми. Если сможешь.

До начала кровопролитной гражданской войны, длящейся более 6 лет, производство нефти в Сирии колебалось в пределах 380 000 баррелей в день, хотя пик пришелся на 2002 год с рекордными 677 000 баррелей в день.

Производство же газа сократилось с 8 млрд. кубических метров в год до 3,5 млрд., главным образом из-за разрушенной экономики, так как 90% произведенного газа шли на выработку электроэнергии.

Сегодня нефтеперерабатывающие заводы страны нуждаются в глобальной реконструкции с выходом на переработку нефти в объемах хотя бы 250 000 баррелей в день.

Эта задача должна осуществляться иранскими компаниями в соответствии с соглашениями, подписанными в сентябре 2017 года, в которых также оговаривались возможности реконструкции поврежденной энергосистемы Сирии.

При этом Тегеран рассчитывает на консорциум Иран-Венесуэла — Сирия, который сейчас едва ли возможен на фоне проблем в Венесуэле.

Пока же Тегеран удовлетворяется полученным контролем за телекоммуникационным сектором Сирии.

В мирное время большая часть сирийской экспортной нефти предназначалась для Европы, главным образом из-за ее географической близости, а еще потому, что крупнейшими акционерами этого сектора были европейские компании Shell и Total (NYSE: TOT), оперирующие на месторождении «Эль-Омар»,  с мощностью добычи 100 000 баррелей в день.

Сейчас действия этих компаний парализовано из-за запрета ЕС на экспорт сирийской нефти.

Таким образом, даже России, если ей удастся взять под контроль всю сирийскую нефть, придется искать новые рынки сбыта, полагаясь на соседние страны, такие как Турция, Ливан, или находить покупателей в Азии.

Интересно, что до сих пор практически не было обсуждений, на котором компании придется заняться непростой работой по реанимации энергетического сектора Сирии. На протяжении военных лет лишь маломощная «Союзнефтегаз» отважилась придти в Сирию (в конечном итоге отказавшись от своих перспектив в 2015 году).

Возможно, за ней последует «Татнефть».

В реальности сегодняшнего дня Россия имеет много трупов своих граждан, огромные финансовые издержки и нефть в виде чертежей трубопроводов и нефтевышек на карте.

Поделиться
  • 60
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    64
    Поделились

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика