27.09.2022

Его величество «дефицит» выходит на сцену

После массива санкций, обращенных коллективным западом против Владимира Путина, случилось, что нетрудно было предвидеть даже неискушенным в вопросах экономики людям. При резком росте цен и нехватке товаров первой необходимости россияне стали покупать меньше товаров, а производители в уменьшенные упаковки.

После того, как такие популярные бренды, как Adidas, Calvin Klein и Uniqlo, у которых были филиалы в Санкт-Петербурге, прекратили свою деятельность в Северной столице пешеходный трафик в торговых центрах сократился почти на 14% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

С полок некоторых магазинов пропали даже товары первой необходимости. Видео, размещенные в социальных сетях, на которых видно, как покупатели сражаются за пакеты с сахаром и гречневой крупой, в последние недели стали вирусными.

В Саратове сотни жителей собираются на центральной площади по выходным, иногда стоя в очереди по несколько часов, чтобы купить сахар, который они больше не могут найти в магазине.

“Я спросил работника моего местного супермаркета, почему здесь нет сахара. Она сказала, что сахар есть, но группа пожилых женщин, слоняющихся по магазину в ожидании доставки, скупают его как сумасшедшие, когда он появляется”, — жалуется Саша Петров, бизнес-консультант из Саратова.

 “Я, честно говоря, не знаю, зачем им нужно так много сахара. Может быть, они ведьмы, делающие пряничные домики или самогон.”

Исчезают и бумага для печати и средства женской гигиены, из нехватки импортных ингредиентов при их производстве в России.

Вызванные санкциями сбои в логистических цепочках приводят к нехватке всего — от офисной бумаги до алюминиевых пивных банок.

Вторжение России в Украину вызвало хаотический волновой эффект во всей экономике, оставив нетронутыми лишь несколько отраслей и секторов.

Даже школы вынуждены перенести весенний экзаменационный период на осень, якобы из-за коронавируса (COVID-19); однако многие подозревают, что настоящей причиной является нехватка бумаги.

И все же, согласно опросу, опубликованному в «Новой газете», сахар является самым дефицитным продуктом, по мнению 84,5% респондентов.

Люди из Западной Сибири, Поволжья и даже Москвы сообщили о его отсутствии.

По словам одного респондента, его продают из-под прилавка, в Интернете, по завышенным ценам.

После сахара респонденты (22,2%) назвали зерновые продукты и макаронные изделия вторыми наиболее труднодоступными товарами.

За ними последовали кофе и чай (7,1%), растительное масло (5,2%) и алкогольные напитки (4,2%).

Даже когда эти продукты присутствуют на полках магазинов, упакованы они в тару меньших объёмов, чем прежде.

Крупы, которые, когда–то продавались в килограммовых упаковках, теперь реализуются весом 800 граммов; некоторые марки макаронных изделий продаются в 400-граммовых, а не в 500-граммовых упаковках.

В то же время стремительный рост инфляции начинает стремительно опустошать кошельки потребителей.

Ранее на этой неделе российское статистическое агентство РосСтат сообщило, что годовая инфляция в 2022 году уже достигла более 15% и возьмет планку в 20% в текущем году. Некоторые из наиболее выбывающих товаров включают сахар, соль, рис и черный чай, цены на которые только за последний месяц выросли двузначными цифрами.

Лук, тем временем, подорожал более чем на 18%, а морковь — более чем на 11%.

Гречневая крупа – основной продукт питания в России – быстро дорожает, поднявшись в среднем с 70 до 80-90 рублей, а в некоторых местах даже до 110-130 рублей, сообщил один из респондентов опроса «Новой газеты».

680 респондентов также подтвердили, что цены на крупы и макаронные изделия выросли более чем на 30%. Значительно подорожали и корма для домашних животных: корм для собак Grandorf на 100%, в некоторых магазинах цена взлетела на 200-400%.

Корм для кошек Purina подорожал на 50%. Росстат также отметил значительный рост цен на стиральный порошок и средства личной гигиены.

“Я определенно готовлюсь к худшему”, — говорит Олег Козлов, управляющий небольшой рекламной фирмой.

“Я заранее запасся некоторыми товарами, такими как чистящие средства, когда цены были еще низкими”.

Что касается его собственного бизнеса, Козлов сталкивается с проблемами при продаже полиграфической продукции: 80-90% моих клиентов перестали размещать заказы, которые они постоянно производили. За последний месяц я почти не получал заказов на рекламные печатные материалы. Никто не может себе этого позволить.  

Анастасия Казьмина, медицинский работник из Санкт-Петербурга, по-прежнему может покупать те же продукты, что и раньше, хотя и по более высокой цене.

Однако ей не повезло с импортными контактными линзами, которые она обычно использует.

“Я узнала, что есть российские альтернативы, но я никогда не видела их в магазинах, и я еще не решила, где их лучше купить”.

Возможно, наиболее нетерпимой складывается ситуация, связанная с отсутствием жизненно необходимых лекарств.

Лечебные средства от заболеваний щитовидной железы, эпилепсии, диабета и других болезней отсутствуют на полках магазинов.

Доступные лекарства стали дороже.

Один из респондентов в опросе “Новой газеты» сообщил: «Цена на Maxidex (финский препарат, который лечит глазные инфекции) значительно возросла. Раньше было около 350 рублей, а сейчас — 530 рублей. Сульфасалазин (американский препарат, который лечит, среди прочего, ревматоидный артрит и болезнь Крона) подорожал с 400 рублей до 520 рублей. Цена на Мовалис (еще один американский препарат, который лечит артрит) также сильно выросла: раньше она составляла 800 рублей, сейчас — 1 300 рублей.”

Правительство Мишустина оказывает давление на розничных торговцев, чтобы они удерживали цены на низком уровне, но большинство из них отказались от 5%-ного ограничения торговой наценки на сахар, введенного в начале марта, как неосуществимого.

Сети супермаркетов «Ашан» и «Атак» в настоящее время устанавливают цены на сахар в зависимости от рыночных факторов, поскольку они утверждают, что ограничение цен только усугубляет дефицит.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) пояснила, что ритейлеры приняли такое решение «для расширения предложения товаров и устранения локального дефицита».

 А в Минпромторге отметили, что отказ от добровольных обязательств «может иметь признаки нарушения антимонопольного законодательства”, сообщает «Коммерсант».

Вместе с этими сетями другие ведущие сети супермаркетов, в том числе X5 Group («Пятерочка», «Перекресток»), а также «Дикси» и «Магнит» договорились в марте добровольно ограничить наценку до 5% на социально значимые товары. Последняя заявила, что продолжит выполнять взятые на себя ранее обязательства, но позиция остальных неясна – они не ответили на запрос «Ъ» о предоставлении информации. 

Несмотря на растущие экономические трудности, многие в России, похоже, полны решимости пережить шторм.

Как с оптимизмом утверждает Светлана Дубинина, домохозяйка из Саратова:

Все в порядке. Мы не умрем с голоду. У меня всегда есть достаточно, чтобы продержаться полгода.

Старшее поколение, знакомое с прошлыми экономическими кризисами, может проявлять почти обычное деловое отношение к ухудшающейся экономике, особенно те, у кого есть дачный огород, но молодые городские россияне, которые воспринимают изобилие товаров и услуг как должное, сталкиваются с крутой кривой обучения.

Катя Островская, студентка-медсестра, которая ведет небольшой побочный бизнес по выпечке тортов из своей квартиры, говорит, что ей пришлось пересмотреть планы на будущее.

“Я начинаю зарабатывать меньше. Это действительно нехорошо, потому что мой рост зависит от прибыли. Теперь я не могу открыть свою собственную пекарню, как планировал”.

Рост цен на товары также вынудил Островскую скорректировать свою бизнес-модель.

“Многие пекари переходят на торты меньшего размера, потому что вы можете делать их быстрее и в больших количествах, что компенсирует более высокие затраты. Это своего рода антикризисный вариант, поскольку люди все еще хотят купить торт”.

На вопрос, как он готовится к более суровым экономическим условиям, Андрей Гуриев, водитель доставки, сухо отвечает: “Я не готов”.

Гуриев вспоминает часы ожидания товаров первой необходимости в конце 1980-х и начале 1990-х годов.

“Мы привыкли к этому. В Советском Союзе мы жили с постоянным дефицитом, так что как-нибудь справимся. Это может быть похоже на 90-е годы, но мы не собираемся возвращаться в Советский Союз”.

Подытожив, можно предположить, что если даже водитель Гуриев и не собирается возвращаться в Советский Союз, то сделать это все же придется.

Чудес не бывает: в России невозможно найти отрасль производства, которая была бы самодостаточной и не зависела от импорта в той или иной форме и объемах.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика