09.12.2022

Фареры не хотят сотрудничать с российскими рыбаками

Российские моряки, оперирующие в водах мирового океана, в том числе на судах рыбопромыслового флота, должны принимать за данность настороженное к ним отношение, особенно со стороны властей приграничных с Россией государств.

И если мало кто обратил внимание, когда 4,2-километровый подводный кабель в Северном Ледовитом океане бесследно исчез еще в апреле 2021 года, то в наши дни подобная пропажа не может остаться незамеченной и без соответствующего реагирования, так как безопасность подводной инфраструктуры стала горячей темой для властей многих государств.

25 октября Норвегия и Россия договорились о соглашении о рыболовстве на 2023 год, а еще раньше  

кабель соединил норвежский архипелаг Шпицберген с материковой Норвегией, где данные фильтровались норвежскими органами охраны окружающей среды и обороны.

Оснащенные датчиками, волоконно-оптические линии измеряли условия окружающей среды и миграцию рыбы, записывали изображения и звук и отправляли всю информацию обратно на берег.

Их также можно было бы использовать в качестве дрейфующих гидрофонов для прослушивания проходящих судов в целях безопасности.

Таким образом, данные попадали на мониторы Норвежского института морских исследований, но 3 апреля 2021 года экраны внезапно компьютеров внезапно погасли.

— Мы лишились электричества, и все пошло кувырком, — вспоминал Гейр Педерсен, ответственный ученый норвежского проекта LoVe, работающий с кабелями.

Инспекторы провели дорогостоящую операцию, чтобы выяснить, что произошло.

Им потребовалось до ноября 2021 года, чтобы найти 3-километровый кусок оборванного кабеля в море, примерно в 11 км от места обнаружения.

— Либо трал, либо якорь схватили трос и потащили его. Мы в этом почти уверены. Когда мы осмотрели один из концов кабеля, он был явно перерезан электроинструментом, что означает, что его доставили на судно и перерезали вручную, — отмечает Гейр Педерсен в интервью репортеру EUobserver.

«Это мог быть несчастный случай или диверсия. Точно мы не знаем, и я думаю, что никогда этого не узнаем».

Восстановление разорванного кабеля на Шпицбергене обойдется в 5,6 миллиона евро, и он будет полностью введен в эксплуатацию в 2024 году, что эквивалентно годам потери научных данных.

Подобная авария естественным образом привлекла повышенное внимание прессы: журналисты норвежской общественной телерадиокомпании NRK также изучили инцидент, сравнив местоположение судов с помощью данных слежения за судами АИС.

Их анализ показал, что российский траулер пересек подводную трассу кабеля в то время, когда исследователи океана получили его последний сигнал.

Другой кабель на Шпицберген, эксплуатируемый компанией Space Norway, также был поврежден 7 января 2022 года.

И журналисты NRK снова обнаружили, что российский рыболовный траулер 20 раз проходил над подводной локацией кабелей за несколько дней до и после повреждения подводной линии.

Экипаж российского рыболовецкого судна в то время даже был допрошен местной полицией, но никаких обвинений выдвинуто не было.

Между тем, нет ничего необычного в том, что российские рыболовецкие суда осуществляют навигацию в местах, которые открыто отмечены на норвежских морских картах, или заходят в норвежские порты.

Две страны заключили соглашение о сотрудничестве в области рыболовства с середины 1970-х годов и ведут переговоры о ежегодных квотах на вылов рыбы.

Жизненно важная для рыболовной индустрии Норвегии треска размножается в российской морской зоне и заплывает в норвежскую зону, прежде чем стать зрелой рыбой в единой экосистеме.

Соответственно, российским и норвежским рыбакам разрешено заходить и уходить в воды друг друга в соответствии с договоренностями, направленными на защиту устойчивого рыболовства.

Российские суда, которые выгружают рыбу в норвежских портах, также могут продавать ее как норвежскую рыбу, независимо от того, где они ее поймали, что является прибыльным бизнесом.

В этих обстоятельствах, повреждение кабеля на Шпицбергене было отвергнуто как сознательная диверсия, и причиной был назван человеческий фактор.

Но вторжение российских войск в Украину 24 февраля резко изменило последствия уязвимости Норвегии.

Сентябрьские взрывы на газопроводе «Северный поток» в Балтийском море вызвали открытую тревогу в НАТО по поводу безопасности подводной инфраструктуры от потенциальных российских атак.

Две недели спустя подрыва труб газопроводов системы «Северный поток», Норвегия закрыла доступ российским рыболовецким судам почти во все норвежские порты.

«Мы внимательно следили за российской активностью в норвежских водах и гаванях, чтобы избежать превращения Норвегии в транзитную страну для незаконной перевозки товаров в Россию», — заявила тогда министр иностранных дел Норвегии Анникен Хютфельдт, объявляя об ограничениях.

«Жесткие санкции по всей Европе привели к тому, что Россия нуждается в товарах и технологиях. Они делают все возможное, чтобы заполучить эти товары другими способами», — добавила она.

Впрочем, российским судам по—прежнему разрешено заходить в три норвежских порта — Киркенес, Тромсе и Ботсфьорд — несмотря на более широкий запрет, во имя хороших рыболовных отношений.

И на фоне возросшей напряженности вопросы ведения рыбного промысла — это единственное, о чем обе стороны смогли договориться в последнее время.

Осло и Москва продлили свое двустороннее соглашение о рыболовстве на 2023 год посредством цифровых переговоров.

«Хорошо, что мы заключили соглашение о рыболовстве с Россией несмотря на то, что мы находимся в чрезвычайной ситуации», — считает министр рыболовства и океанов Норвегии Бьернар Скьяран, комментируя информацию об этой сделке на этой неделе.

«Соглашение обеспечивает долгосрочное и устойчивое управление морским хозяйством в северных районах, и таким образом мы заботимся о крупнейших в мире запасах трески и других видов в Баренцевом море», — резюмировал он.

Но если это казалось позитивным событием, то, даже когда Россия вела переговоры с Норвегией, это произошло снова — 15 октября кабель, соединяющий Шотландию через Оркнейские и Шетландские острова с Фарерскими островами, был дважды перерезан.

«Мы ожидаем, что кабель повредят рыболовецкие суда, но очень редко у нас возникают две проблемы одновременно», — сказал Би-би-си глава инфраструктуры Faroese Telecom Палл Вестурбу.

Последний инцидент с оборванным кабелем произошел на фоне дебатов на Фарерских островах о том, следует минимизировать ведение рыболовного бизнеса с Россией, который является ключевым для крошечной страны с населением 53 000 человек.

Фарерские острова не входят в ЕС, но предпочли следовать большинству санкций ЕС в отношении России, за исключением рыболовства.

Тот факт, что Норвегия все еще может договориться с Россией по рыбе, может ослабить давление со стороны премьер-министра Фарерских островов Бардура Стейга Нильсена, требующего ограничить сотрудничество с Россией.

Но тот, кто перерезал фарерский кабель, внес свой вклад в осложнение политических отношений России с этой страной.

«Я считаю, что мы должны прекратить всякое сотрудничество с Россией», — заявил новостному порталу министр иностранных дел Фарерских островов и лидер центристской партии Дженис Рана.

«Я знаю, что российские моряки, которые находятся на судах в водах Фарерских островов, невиновны, как и большинство россиян. Но мы не можем использовать это как оправдание для того, чтобы ничего не делать», — подчеркнул он.

Ну, а пока суд да дело, на «Северной верфи» в Санк-Петербурге спустили на воду траулер-процессор «Капитан Тузов».

— Это пятый из десяти траулеров, строящихся на верфи по программе инвестиционных квот для ГК «Норебо». Шесть судов будут осуществлять промысел трески, пикши и других видов водных биологических ресурсов в Северном бассейне, а четыре траулера обеспечат вылов минтая, сельди и кальмаров в Дальневосточном районе, — отметили в Смольном.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика