16.05.2022

На информационном фронте следует ожидать атак на VPN

Задолго до вторжения в Украину президент Владимир Путин работал над тем, чтобы превратить российский Интернет в мощный инструмент слежки и социального контроля, подобный так называемому Великому брандмауэру Китая.

Поэтому, когда западные технологические компании начали разрывать экономические связи с Россией после начала активной фазы российско-украинского конфликта, известный журналист-расследователь Андрей Солдатов, потративший годы на разоблачения цензуры в Интернете, выразил опасения, что благонамеренные усилия по оказанию помощи Украине, помогут Путину изолировать россиян от свободного потока информации на радость кремоевским пропагандистам.

“Послушайте, ребята, единственное место, где русские могут поговорить об Украине. и что происходит в России. это Facebook», Солдатов, ныне находящийся в изгнании в Лондоне. написал в Facebook в первую неделю войны. “Вы не можете просто, типа, отключить наш доступ”.

Facebook этого не сделал, хотя Кремль вскоре подхватил эту эстафету, так сильно ограничив как Facebook, так и Twitter, что они фактически недоступны в российском Интернете.

Путин также заблокировал доступ как к западным СМИ, так и к независимым новостным сайтам в стране, а новый закон предусматривает уголовную ответственность за распространение информации, противоречащей линии правительства.

С 14 марта в России перестал быть доступным Instagram.

Тем не менее, последние усилия Кремля по цензуре также выявили серьезные недостатки в более масштабных планах правительства по ограничению Интернета.

Любой россиянин, обладающий хоть каплей технических знаний, может обойти попытки Кремля заморить россиян информационным голодом.

Ситуация ставит провайдеров интернет-трафика и сопутствующих услуг, сочувствующих бедственному положению Украины, в трудное положение.

С одной стороны, они сталкиваются с общественным давлением, требующим наказать российское государство, и экономическими причинами ограничения услуг в то время, когда счета вполне могут остаться неоплаченными.

С другой стороны, они опасаются помогать подавлять свободный поток информации, который может противостоять кремлевской дезинформации — например, утверждению государства о том, что российские военные героически “освобождают” Украину от фашистов.

Amazon Web Services, крупный поставщик услуг облачных вычислений, продолжает работать в России, хотя и заявляет, что не привлекает новых клиентов. Как Cloudflare, который помогает защитить веб-сайты от атак типа «отказ в обслуживании» и вредоносных программ, так и Akamai, который повышает производительность сайта, приближая Интернет-контент к своей аудитории, также продолжают обслуживать своих российских клиентов, за исключением случаев, когда государственные компании и фирмы, находятся под санкциями.

Microsoft, напротив, не сообщила, прекратит ли она свои облачные сервисы в стране, хотя и приостановила все новые продажи продуктов и услуг.

Американская компания Cogent, которая обеспечивает основную “магистраль” для Интернет-трафика, отключила прямые соединения внутри России, но оставила открытыми каналы через дочерние компании российских сетевых провайдеров на биржах, физически расположенных за пределами России.

Другой крупный поставщик магистральных услуг в США, Lumen, сделал то же самое.

“У нас нет желания отсекать российских граждан, и мы считаем, что открытый Интернет имеет решающее значение для всего мира”, — заявил в интервью генеральный директор Cogent Дейв Шеффер.

Прямые подключения к серверам внутри России, по его словам, потенциально могут «использоваться российским правительством для наступательных кибератак”.

Шеффер отметил, что это решение не отражает «финансовых соображений”, хотя он признал, что резкое падение рубля, которое делает импортные товары и услуги в России дороже, может затруднить сбор платежей с клиентов.

Между тем, по его словам, Cogent предоставляет украинским клиентам бесплатное обслуживание во время конфликта.

Шеффер соглашается, что предпринятые шаги могут ухудшить качество Интернет-видео в России, но оставят достаточно пропускной способности для небольших файлов.

Другие крупные магистральные провайдеры в Европе и Азии также продолжают обслуживать Россию, являющуюся чистым импортером пропускной способности, подтвердил Дуг Мадори, директор по анализу Интернета фирмы по управлению сетями Kentik.

Он не отметил заметного снижения уровня подключения со стороны внешних провайдеров.

Cloudflare продолжает управлять четырьмя центрами обработки данных в России несмотря на то, что российские власти приказали правительственным сайтам отказаться от иностранных хостинг-провайдеров, начиная с 11 марта.

В сообщении в блоге от 7 марта компания сообщила, что определила, что “России нужно больше доступа в Интернет, а не меньше”.

В соответствии с законом о “суверенном интернете» 2019 года предполагается, что Россия сможет управлять своим Интернетом независимо от остального мира.

На практике это приблизило Россию к тому типу интенсивного мониторинга и контроля Интернета, который практикуют Китай и Иран.

Тем более, что агентство по надзору за телекоммуникациями, Роскомнадзор, успешно протестировало систему в масштабе год назад, когда оно ограничило доступ к Twitter: использовались сотни промежуточных устройств, похожих на маршрутизаторы, управляемых и дистанционно управляемых бюрократами, которые могут блокировать отдельные веб—сайты и сервисы, установленные по закону у всех Интернет-провайдеров внутри России.

Выстроенная система Интернет-цензуры, которая также позволяет службе безопасности ФСБ шпионить за российскими гражданами, все же представляет собой относительное сито по сравнению с Великим китайским брандмауэром.

Эндрю Салливан, президент некоммерческого интернет-общества, заявил, что нет никаких доказательств того, что оно способно успешно отключить Россию от Интернета в целом.

“Отгородиться от Интернета в стране сложно с культурной, экономической и технологической точек зрения. И это становится намного сложнее в такой стране, как Россия, чей Интернет, в отличие от Китайского, изначально не был создан с учетом государственного контроля”, — сказал он.

“Когда дело доходит до цензуры, единственные, кто действительно может это сделать, — это китайцы”, — утверждает Серж Дроз, старший инженер по безопасности швейцарской компании Proton Technologies, которая предлагает программное обеспечение для создания “виртуальных частных сетей” или VPN, основного инструмента для обхода государственной цензуры.

ProtonVPN, который, по словам Дроза, проявил изобретательность в поиске способов обхода российской блокировки, сообщает, что ежедневно регистрируется в десять раз больше пользователей, чем до вторжения.

VPN-сервисы, отслеживаемые исследователями в Top10VPN.com обнаружил, что загрузка Facebook и Twitter выросла в восемь раз по сравнению со средним показателем.

Его исследование показало, что Кремль заблокировал более 270 новостных и финансовых сайтов с момента вторжения, включая русскоязычные службы BBC News и «Голоса Америки», поэтому не приходится удивляться, что российская элита является крупными пользователями VPN.

Никто не ожидает, что они отключатся.

Российские власти также добились определенного успеха, блокируя защищающий конфиденциальность браузер Tor, который, как и VPN, позволяет пользователям просматривать контент на специальных сайтах ”.onion” в так называемой темной сети, говорят исследователи.

Твиттер только что создал сайт Tor; они есть и в других изданиях, таких как «Нью-Йорк таймс».

Между тем, Кремль не заблокировал популярное приложение для обмена сообщениями Telegram.

Это важный канал связи для украинских правительственных министерств, а также для Meduza, независимой русскоязычной новостной организации из Латвии, чей веб-сайт заблокирован в России.

У Meduza 1 миллион подписчиков в Telegram.

Одной из причин может быть то, что Telegram также является жизненно важным каналом связи для кремлевских пропагандистов, считает аналитики.

Кроме того, Telegram не поддерживает сквозное шифрование по умолчанию, которое делает сообщения нечитаемыми для компании и посторонних, как это делают популярные приложения для обмена сообщениями в США Signal и WhatsApp.

WhatsApp принадлежит родительской компании Facebook, Meta.

Telegram действительно предлагает пользователям полностью зашифрованные “приватные чаты», хотя пользователи должны обязательно активировать их.

После вторжения основатель Signal Мокси Марлинспайк написал в Твиттере напоминание о том, что конфиденциальное общение в небезопасных приложениях может буквально быть вопросом жизни и смерти на войне.

Представитель Signal не стал бы делиться номерами пользователей, но у WhatsApp, по оценкам, 63 миллиона пользователей в России.

Однако возможность доступа к внешним веб-сайтам и приложениям, жизненно важным для получения информации, зависит от зарубежных VPN-сервисов, за которые, по словам россиян, у них возникают проблемы с оплатой, поскольку Visa и Mastercard отключили их страну.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика