23.05.2022

Люди торгуют валютой через соцсети

В минувший вторник офшорный юань ослаб до 6,6979 за доллар США, продемонстрировав самый низкий показателем с ноября 2020 года.

Падение курса юаня обесценило и российские вклады в эту валюту

Курс юаня падает на фоне растущих опасений по поводу экономических последствий продолжительных карантинов во многих китайских городах и ожиданий повышения процентных ставок в США.

Считается, что опасения иностранных инвесторов по поводу здоровья китайской экономики и повышения курса доллара США в преддверии политического заседания Федеральной резервной системы США на этой неделе также сыграли основную роль в динамике офшорного юаня.

Главное же, что в последние недели китайская валюта падала из-за роста опасений по поводу экономических последствий продолжительных ковид блокировок во многих китайских городах.

Симптоматично, что монгольский тугрик с конца января неуклонно теряет в цене по отношению к доллару, в то время как инфляция растет, а долларовые доходы снижаются в результате сокращения экспорта, вызванного политикой Китая по борьбе с “нулевым Covid”.

 Эта политика привела к закрытию границ и негативно повлияла на импорт из Китая, что привело к росту цен на большинство готовых товаров и продуктов с добавленной стоимостью в Монголии, затронув все, от зубной пасты до чистящих средств.

Кроме того, отсутствие иностранных туристов и сокращение экспорта за последние два года привели к тому, что стало доступно меньше долларов.

Доллары поступают в Монголию через импорт, кредиты, денежные переводы, туризм и помощь гуманитарных организаций.

Большая часть этих долларов попадает в центральный банк, Банк Монголии (BOM).

Спецификация определяет, сколько долларов они хотят добавить к своим резервам в иностранной валюте. Остальные два раза в неделю выставляются на аукцион коммерческим банкам.

Коммерческие банки делают ставки на доллары, основываясь на спросе и ожидаемом спросе со стороны своих клиентов.

Несколько обменных пунктов в Улан-Баторе сообщили, что незадолго до российского вторжения в Украину в конце февраля группа россиян прибыла в Монголию, скупая доллары, что еще больше сократило предложение.

Понятно, что банкиры и менялы продают доллары по рыночному курсу, в соответствии со спросом и предложением. Их не волнуют макроэкономические факторы.

Впрочем, нынешняя нехватка долларов в Монголии является результатом как сокращения предложения, так и увеличения спроса.

Поскольку граждане видят, что их счета в MNT обесцениваются, они хотят конвертировать свои наличные в доллары.

Хотя цена тугрика в долларах неуклонно растет, спрос продолжает расти.

В марте и апреле коммерческие банки и валютный рынок Найман Шарга ввели ограничения на объем обменов.

BOM заверил общественность, что не будет никаких проблем с переводом больших сумм денег в чрезвычайной ситуации, например, на медицинские расходы или оплату обучения в зарубежных университетах.

Центральный банк также заявил, что они не вводили ограничений на конвертацию валюты, но что они были введены коммерческими банками.

В марте ежедневный лимит конвертации банков составлял 50 млн тугриков (около 16 550 долларов США).

Однако к середине апреля лимит был снижен до 300 000 тугриков (около 99,30 долларов США).

Сейчас в Улан-Баторе есть три основных рынка иностранной валюты: банки, обменные пункты и Facebook.

Частные лица фактически продают твердую валюту через Facebook с наценкой в группе Facebook под названием ВАЛЮТ АРИЛЖАА ТОХИРОЛЦОО (“Переговоры о торговле валютой”).

Разница между банковским курсом, курсом обменных пунктов и предложениями на Facebook может составлять сотни тугриков.

На Facebook 15 апреля один человек предложил купить доллары за 3 140 тугриков, в то время как другой предлагал 3 150 тугриков.

Доллары продавались за 3 150 и 3 160 тугриков соответственно.

В тот же день банки покупали за 3 470 тугриков и продавали за 3 530 тугриков.

Менялы же рекламировали разные цены: один покупал по 3 420 тугриков, в то время как другой покупал по 3 460 тугриков.

Их соответствующие отпускные цены составили 3 510 и 3 550 тугриков.

В тот же день и в то же время официальный курс BOM составлял 3 250 тугриков на покупку и 3 551 тугриков на продажу.

Теоретически, можно было бы купить через Facebook за 3 150 тугриков и продать банку за 3 470 тугриков, хотя в Монголии действуют строгие правила в отношении коммерческих банков, занимающихся валютным арбитражем, чтобы избежать искажений на валютном рынке.

Помимо долларов, другие иностранные валюты также находятся в дефиците.

Многим горнодобывающим компаниям и международным компаниям требуется определенное количество австралийских долларов, канадских долларов или британских фунтов стерлингов, чтобы расплатиться с поставщиками на родине или репатриировать прибыль.

Эти валюты, по-видимому, недоступны на рынке Facebook, что вынуждает покупателей пользоваться услугами банков и обменных пунктов, где предложение низкое, а ставки высокие.

Помимо долларов, юани были легко доступны в больших количествах на Facebook.

Однако, в отличие от долларов, продавцы не публиковали свои обменные курсы, вместо этого просто оставляя свою контактную информацию.

Якобы покупатель мог позвонить им и спросить цену или, возможно, договориться о более выгодной цене. Коммерческий банкир, выступая на условиях анонимности, сказал, что, по его мнению, другие твердые валюты могут быть неправильно оценены из-за их дефицита в Монголии. Следовательно, могут существовать возможности арбитража, перемещающиеся между тремя валютами и тремя рынками.

Сейчас из-за нехватки долларов иностранные предприятия испытывают проблемы с осуществлением международных платежей. Турболд, сотрудник небанковского финансового учреждения Oortsogiin Hondii, сообщил: “Это становится трудным не только для владельцев бизнеса, но и для обычных граждан. Я попытался произвести платеж своей картой Visa от Банка торговли и развития, но не смог, потому что достиг дневного лимита в 330 долларов. Компании, вероятно, используют разные валюты для совершения покупок”.

Нараа, кредитный менеджер Государственного банка, подтвердил нехватку долларов. Когда его спросили о других валютах, Нараа отметил:

Если люди хотят конвертировать, похоже, что они не могут. Единственные валюты, которые все еще могут быть доступны — это доллар и юань.

Тот факт, что юань по-прежнему оорачивается в большом количестве в банках, обменных пунктах и Facebook, говорит о том, что он не особенно важен для международных платежей и не обеспечит жизнеспособного альтернативного решения.

Многие монголы ожидают, что ситуация ухудшится. Турболд, сотрудник Oortsogiin Hondii, жалуется:

Я уверен, что в ближайшие три месяца доллар достигнет своего исторического максимума по отношению к монгольскому тугрику.

Легко предположить, что процессы аналогичные монгольским будут происходить или уже происходят в России и люди покупают и продают валюту через соцсети.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика