05.12.2021

Молдаване уже жалеют не понятно о чем

Представляется любопытным привести  символические даты: 27 июня в Брюсселе премьер-министр Республики Молдова подписал соглашение об ассоциации Молдовы с Европейским Союзом (ЕС), а уже 17 июля, менее, чем через месяц, Санитарная служба Российской Федерации запретила поставки в РФ плодоовощных консервов из Молдовы.
Вспоминая предыдущие баталии, связанные с деятельностью печально известного эпидврача, а также политического эксперта Геннадия Онищенко, приходишь к выводу, что за всеми жалобами на несоответствие молдавской вино-водочной продукции, фруктов, табачных изделий,  стояла не подлинная оценка качества продукции,  полученная в биометрических лабораториях, а некий вердикт, состряпанный на политической кухне, в которой Онищенко отводилась роль шефа, призванного правильно сервировать блюда, а сами рецепты и подаваемые к блюду соусы,  спускались уже от кремлевских политических кашеваров.
Поэтому, мало кто удивился, обнаружив, что Молдова в очередной раз попала в черный список: Роспотребнадзор запретил контракты на поставки плодоовощных консервов из Молдовы в РФ,  в связи с нарушениями требований законодательства о защите прав потребителей. Еще раньше этот же орган ввел запрет на поставки фруктов из Молдовы, в том числе на ввоз растительной продукции в ручной клади и багаже пассажиров, прибывающих из Молдовы.
Возникает вопрос: догадывались ли нынешние руководители республики Молдова о тех последствиях, которые ожидают экономику страны, после подписания с ЕС договора об ассоциации? А как последствия этого политического шага отразятся на ситуации в Приднестровье, Гагаузии?  И вообще, на что рассчитывает нынешний политический истеблишмент этой небольшой, но все еще сохраняющей независимость от Румынии, страны?
Действующие политики Молдовы по – разному отвечают на эти вопросы, но смысл их высказываний можно свести к простой формуле: хуже не будет, полагают они, и классическое  —  Запад нам поможет.
В последнем случае расчёт делается на то, что ЕС откроет свой рынок для молдавских товаров, а это действительно огромный, богатый, питающий 400 млн. самых обеспеченных граждан планеты.
Между тем, после подписания Брюссельского меморандума об ассоциативном членстве Молдовы в структурах  ЕС возникает  дополнительный конфликт с Приднестровьем, жители которого  категорически не приемлют европейский вектор развития, а на референдуме в 1982 году 90% населения вообще проголосовало за присоединение к России.
Не исключено, что  в свете инициатив нынешнего политического руководства Молдова никакой компромисс с непризнанной республикой уже не возможен. Таким образом, еще не получив желаемых экономических преференций от ЕС, в реальности Молдова окончательно теряет возможность в политическом урегулировании территориального спора с Приднестровьем и  весьма вероятно получает еще один политический конфликт с Гагаузией.
Кроме того,  30 ноября 2014 года в Молдове  должны состояться очередные парламентские выборы.
Сегодня никто не способен прогнозировать их итоги. А если большинство население через вотум своим парламентариям выразит желание оставаться в СНГ, вступать в Таможенный Союз? Тем более, что в истории Молдовы уже был прецедент, когда в 2000-ом году правительство Брагиша  провело через парламент поправки в несколько десятков законов для вступления Молдовы в ВТО.
А   весной 2001 года, когда в результате парламентских выборов к власти пришла партия коммунистов, выступающая категорически против участия Молдовы в ВТО,  возникла коллизия:  либо аннулировать уже подготовленный пакет, либо пересмотреть позицию партии в этом вопросе.
С большим «трудом» коммунисты все же проголосовали за вступление Молдовы в ВТО, но если сейчас возникнет дилемма между ЕС и ТС , то едва ли ее можно будет разрешить с той же «трудной» легкостью, то есть, покупая голоса фракционеров.
И сегодняшние жалобы населения на безработицу, низкие зарплаты и социальные выплаты покажутся колыбельной песней. Гнев народа может смести и парламент и правительственных функционеров, поскольку стоит повториться: вопрос о  желании большинства молдаван видеть себя в ЕС или в ТС остается открытым, так как нынешние власти не рискнули провести по этому жизненно важному вопросу открытый народный  референдум.
Хотя существуют исследования, согласно которым до 2010 года около 70 процентов населения Молдовы поддерживали европейскую интеграцию страны. Сейчас же за такой путь страны голосуют  40–44% и они же одновременно считают, что Молдова должна иметь прочные отношения с Российской Федерацией и вступить в Таможенный союз.
Возникает вопрос:  почему при наблюдаемом балансе — почти 50Х50 —  мнений, было принято решение в пользу варианта интеграции в ЕС?
Ответ  с очевидностью следует из высказываний премьера Молдовы Юрия Лянкэ: «Мы были так убеждены в преимуществах европейской интеграции, они были для нас так очевидны, что мы не удосужились рассказать о них людям. В свою очередь оппозиция и некоторые внешние силы пытаются убедить людей, что евроинтеграция означает отрицательные экономические последствия. Именно поэтому мы начали информировать население, а не пропагандировать».
При таком подходе, надо полагать, что население Молдовы очень скоро  само проинформирует премьера о последствиях шага, сделанного его правительством, когда закроются рынки России не только для молдавских товаров, но и для избыточной рабочей силы. Когда в возникшем политическом дисбалансе, проявится сепаратизм в Гагаузии и стремление Приднестровья отгрести подальше от обречённой, по мнению большинства приднестровцев, «Малой Румынии».
В любом случае, усидеть на двух стульях не получится: ни у политиков, ни у народа.
Источник: Инфотекст

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика