28.11.2021

Муратов, как иноагент Нобеля

Лауреат Нобелевской премии мира Дмитрий Муратов расценивают кампанию Кремля по навешиванию ярлыков «иностранного агента», как сознательные действия по уничтожению независимой журналистики и всего, что осталось от эффективной российской оппозиции.

«В то время как в 1990-х и в начале 2000-х журналистов уничтожали наемные убийцы, как это произошло, например, с нашей журналисткой Анной Политковской, сейчас это политика мягкого удушения, которая происходит с помощью закона об иностранных агентах», — заявил он репортёру CNN.

Будучи главным редактором «Новой газеты», Муратов лишился шестерых коллег из газеты, павших в борьбе за правду.

Самой известной среди них была Политковская. Уроженка Америки, но яростно преданная России, она была застрелена на пороге своей московской квартиры 15 лет назад.

Бывший офис Политковской в здании газеты является частично музеем, частично центром расследований.

Документы и фотографии покрывают всю стену, обвинения и подозреваемые переплетены черной нитью.

«Когда средство массовой информации объявляется «нежелательным», оно должно позиционировать себя врагом общества, что означает, что оно фактически прекращает свою деятельность», — отмечает Муратов, пожертвовавший деньги от Нобелевские премии в пользу детей и журналистов.

Симптоматично, что за 22 года правления Владимира Путина, убийства журналистов и оппозиционных деятелей практически во всех случаях не были расследованы.

«Быть оппозиционным политиком, независимым журналистом или блогером — явно рискованный бизнес в России. Более дюжины были убиты или умерли при подозрительных обстоятельствах. Многие другие пострадали от жестоких нападений. Лишь немногие из этих преступлений имеют эффективное расследование, которое увековечивает атмосферу безнаказанности», — жалуется репортеру CNN Таня Локшина, заместитель директора Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии в Москве.

Тот, кто заказал убийство Политковской, остается на свободе.

В 2017 году пятеро чеченцев были осуждены за убийство лидера оппозиции Бориса Немцова у стен Кремля двумя годами ранее.

Но никто не установил, кто предложил им награду в 15 миллионов рублей, которую, по словам суда, им обещали за убийство.

Политики, такие как Алексей Навальный, были заключены в тюрьму по тем обвинениям, которые, как они настаивают, являются сфабрикованными.

А Навальный продолжает страдать от последствий отравления «Новичком», нервнопаралитическим веществом, которое, как известно, производится только российским государством.

Независимые журналисты не верят, что физические опасности для них исчезли.

Некоторые находятся в вынужденном изгнании. Возможно, то, что их объявили иностранным агентом, увеличивает опасность, с которой они сталкиваются.

Хотя сам Владимир Путин настаивает, что закон об иноагентах  не предназначен для того, чтобы затыкать рот или подвергать цензуре, но призван информировать читателей и зрителей о том, что некоторые средства массовой информации, которые они потребляют, финансируются из-за рубежа.

«Этот закон никому не запрещает иметь собственное мнение по тому или иному вопросу. Речь идет о получении финансовой помощи из-за рубежа во время внутриполитической деятельности», — заявил недавно президент России.

«Путин полагается на любовь и преданность более 70 % россиян. И он президент большинства. А что касается интересов меньшинства, то он не их президент. И это их газеты объявляются иностранными агентами, их оппозицию подавляют, их лидеров сажают в тюрьму», — поясняет Муратов.

Недавнее применение закона о СМИ 2017 года, который, по последним подсчетам, определил 88 СМИ и отдельных лиц в качестве «иностранных агентов», стало ударом по солнечному сплетению журналистов, которые рассматривают свою работу как патриотический долг.

«Когда вас объявляют иностранным агентом, вас в основном называют врагом государства; потому что если вы работаете на какое-то другое государство, то вы работаете против своего собственного государства, что, конечно, неправда. Но это в России с ее собственной ужасной историей, это много значит. Это значит, что работать с вами небезопасно», — объясняет Тихон Дзядко, главный редактор телеканала «Дождь».

«Если вы не отметите ни один из ваших материалов специальной плашкой иноагента, даже фотографию милых маленьких щенков из Новой Зеландии, если вы забудете использовать эти 24 слова, говорящие о том, что этот материал «создан иностранным агентом», вас могут оштрафовать на 300 000 рублей, во второй раз на 1 миллион рублей, в третий раз, я думаю, на 5 миллионов рублей. И тогда, если мы не заплатим, против меня и владельца телеканала «Дождь» может быть возбуждено уголовное дело», — заключает он.

В последних очевидных попытках России заставить оппозицию замолчать с помощью ярлыка «иностранный агент» есть что-то кафкианское.

Аргумент Путина — что это не цензура, а просто точная картина того, откуда берется финансирование, — не отражен в обозначениях правительственного информационного агентства ТАСС или Интерфакса, доминирующей российской службы новостей.

Технически любая или каждая новостная организация, которая получает какое-либо финансирование, каким бы незначительным оно ни было, из-за пределов страны, может быть признана «иностранным агентом». Но это не относится к прокремлевским нарядам.

Как ТАСС, так и Интерфакс — по данным Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и средств массовой информации России – оба информационных агентства получают иностранные средства, но избегают обозначения в качестве «иностранных агентов».

Так же, как и холдинговая компания, которой принадлежит RT, ранее известная как Russia Today.

В январе 2017 года спецслужбы США обвинили телеканал в том, что он является частью «российской государственной пропагандистской машины».

Путин неоднократно говорил, что российские обозначения, которые по совпадению последовали за собственными трудностями RT в Вашингтоне в 2017 году, просто отражают законодательство США.

Однако ни один американский журналист не скрывается от собственного правительства.

В противоположность, Роман Доброхотов скрывается в Европе.

Он главный редактор недавно признанного «иностранным агентом» The Insider, новостного сайта, специализирующегося на расследованиях, который получает некоторое финансирование из-за пределов России.

В России его обвиняют в клевете на широко пропутинского голландского блогера. Это утверждение Доброхотов горячо отрицает. Но неоднократные налеты полиции на его собственный дом и резиденцию его родителей означали, что он опасался, что последует еще худшее.

Последний раунд того, что он называет государственным запугиванием, произошел после того, как он работал с иностранными СМИ и своим собственным сайтом над расследованием отравления Навального нервнопаралитическим веществом «Новичок» в России.

«Все понимают, что это самые тяжелые времена для российской журналистики со времен Советского Союза, даже со времен фактически сталинской эпохи», — считает он.

Присуждение Нобелевской премии Муратову и Марии Рессе, филиппинской журналистке, которая, как и он, упорно боролась за свободу прессы, может обеспечить ему некоторую защиту… на сегодня.

Сам Муратов, настроен более скептически:

Если они действительно захотят объявить нас иностранными агентами, они это сделают. Мы никак не могли бы защититься от этого. Это решение принимается во внесудебном порядке и без всякого суда.

Закручивание гаек против независимой прессы, преследования властями честных журналистов стали возможны в России из-за апатии подавляющей части населения, равнодушно относящейся к свободе, как таковой.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика