27.09.2022

Путин близок к тому, чтобы обнулить науку России

В научных областях, имеющих глубокие последствия для будущего человечества и знаний, действия, предпринятые Владимиром Путиным на Украине и вокруг, ведут к прекращению научных программ с участием России.

Без российской помощи климатологи беспокоятся о том, как они будут продолжать свою важную работу по документированию потепления в Арктике.

Европейское космическое агентство ломает голову над тем, как его запланированный марсоход сможет пережить морозные ночи на Красной планете без своего российского обогревателя.

И как быть с мировым стремлением к безуглеродной энергии, если 35 стран, сотрудничающих над экспериментальным термоядерным реактором во Франции, не могут поставлять жизненно важные компоненты из России?

Издержки за счет изоляции России от остального научного мира могут быть высокими с обеих сторон.

Однозначно, решение проблемы изменения климата и других вызовов, стоящих перед человечеством, будет сложнее без сотрудничества, не говоря уже об упущенном времени.

Российские и Западные ученые встроены в единое тело науки и зависимы от опыта друг друга, поскольку вместе разрешали головоломками мироздания — от раскрытия силы атомов до запуска космических зондов.

Разорвать отношения будет непросто.

Примером может служить программа создания в кооперации с российскими учеными марсохода от Европейского космического агентства (ЕСА).

Конструкторам и инженерам придется сменить российские датчики анализаторы состояния окружающей среды, как найти замену российской ракете носителю.

Соответственно, запуск марсохода, запланированный на 2022 год придется перенести на 2026 год.

 — Нам нужно будет компенсировать потерю сотрудничества с Россией, которое у нас было, и это очень сложный, болезненный процесс, — пожаловался репортеру агентства Associated Press директор ECA Йозеф Ашбахер.

“Зависимость друг от друга, конечно, создает также стабильность и, в определенной степени, доверие. И это то, что мы потеряем, и мы потеряли сейчас, из-за вторжения России в Украину”.

Международное возмущение и санкции в отношении России затрудняют или делают невозможным официальное сотрудничество.

Ученые, которые подружились, поддерживают неформальную связь, но в их больших и малых проектах наблюдается тромбоз.

Европейский союз замораживает средства российских компаний из своего основного фонда исследований в размере 95 миллиардов евро, приостанавливает платежи и заявляет, что они не получат новых контрактов.

В Германии, Великобритании и других странах также прекращается финансирование и поддержка проектов, связанных с Россией.

В Соединенных Штатах Массачусетский технологический институт вынужден был разорвать научные связи с исследовательским Университетом, который он помог создать в Москве.

Старейший и крупнейший Университет Эстонии не будет принимать новых студентов из России и союзной Беларуси.

Президент эстонской Академии наук Тармо Соомере считает, что разрыв научных связей необходим, но неизбежно связан с издержками.

“Мы рискуем потерять большую часть импульса, который движет наш мир к лучшим решениям и лучшему будущему”, — заявил он репортеру AP. “Во всем мире мы рискуем потерять суть науки, которая заключается в получении новой и важной информации и передаче ее другим”.

Сами российские ученые готовятся к болезненной изоляции. В онлайн-петиции российских ученых и научных работников, выступающих против вторжения в Украину, говорится, что в настоящее время ее подписали более 8 000 человек. Они предупреждают, что, вторгшись в Украину, Россия превратила себя в государство-изгоя, что “означает, что мы не можем нормально выполнять свою работу как ученые, потому что проведение исследований невозможно без полноценного сотрудничества с зарубежными коллегами”.

Растущее отчуждение подталкивается и российскими властями.

Приказ Министерства науки предполагал, что ученым больше не нужно беспокоиться о публикации исследований в научных журналах, заявив, что они больше не будут использоваться в качестве критериев качества их работы.

Лев Зеленый, ведущий физик Института космических исследований в Москве, который участвовал в приостановленном сотрудничестве с марсоходом ExoMars, назвал ситуацию “трагической” и сообщил по электронной почте агентству AP, что он и другие российские ученые теперь должны “научиться жить и работать в новой токсичной среде.”

Что касается некоторых крупных совместных проектов, то их будущее неопределенно.

Продолжается работа над проектом термоядерной энергетики ITER в 35 странах на юге Франции, при этом Россия по-прежнему входит в число семи учредителей, разделяющих затраты и результаты эксперимента.

Представитель ITER Лабан Кобленц заявил, что проект остается “преднамеренной попыткой стран с разными идеологиями физически создать что—то вместе”.

 Среди основных компонентов, поставляемых Россией, — массивный сверхпроводящий магнит, ожидающий испытаний в Санкт-Петербурге перед отправкой, которая должна состояться через несколько лет.

Исследователи, охотящиеся за неуловимой темной материей, надеются, что они не потеряют более 1 000 российских ученых, участвующих в экспериментах в Европейской организации ядерных исследований ЦЕРН. Иоахим Мних, директор по исследованиям и вычислительной технике, заявил, что наказание должно быть зарезервировано для российского правительства, а не для российских коллег.

ЦЕРН уже приостановил действие статуса наблюдателя России в организации, но “мы никого не отправляем домой», — сказал Мних AP.

Ученые уверены, что и в других областях российского опыта будет не хватать.

Адриан Муксуорти, профессор Лондонского Имперского колледжа, говорит, что в своих исследованиях магнитного поля Земли приборы российского производства «могут выполнять такие измерения, которые не могут выполнять другие коммерческие приборы, изготовленные на Западе”. Муксуорти больше не ожидает поставок из России образцов сибирских скальных пород, насчитывающих 250 млн лет.

В Германии ученый-атмосферник Маркус Рекс заявил, что международная миссия продолжительностью в год, которую он возглавлял в Арктике в 2019-2020 годах, была бы невозможна без участия мощных российских ледоколов и судов поддержки, которые помогали обеспечить его научно — исследовательское судно продовольствием, топливом и другими предметами первой необходимости.

Вторжение в Украину останавливает это “очень тесное сотрудничество”, а также будущие совместные усилия по изучению последствий изменения климата, пожаловался он репортеру AP.

“Разрыв связей с Россией повредит науке. Мы все потеряем”, — считает Рекс. “Просто откройте карту и посмотрите на Арктику. Чрезвычайно трудно проводить значимые исследования в Арктике, если вы игнорируете ту важную вещь, которой там является Россия».

“Это действительно кошмар, потому что Арктика быстро меняется», — добавил он. «Это не будет ждать, пока мы решим все наши политические конфликты или амбиции, чтобы просто завоевать другие страны”.

Наблюдаемый сейчас процесс дезинтеграции мировой науки неизбежно отбросит на годы и саму Россию в ее развитии, приблизив к состоянию Северной Кореи.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика