29.11.2021

Путина пригласили к свиньям, которых станет больше

Продовольственная проблема зашла настолько далеко, что на сайте Кремля читаем: В этом году мы заканчиваем проект на Дальнем Востоке (32 миллиарда рублей) по производству мяса свинины, Владимир Владимирович. Мы планировали, что, если форум (ВЭФ) состоится, мы обязательно вас пригласим, чтобы вы приняли участие в его открытии.

Рост цен на продовольствие возможно остановить только с ростом конкуренции в агробизнесе РФ

Судя по подписи, приглашение посетить свинокомплекс в Уссурийске, исходит от владельца компании «Русагро» Вадима Мошковича.

Даже в эпоху позднего Брежнева, трудно было вообразить Генерального секретаря ЦК КПСС в окружении свиней.

Никита Хрущев смотрелся бы органично, да и тот предпочитал позировать с кукурузой, а не с крупным рогатым скотом или свиньями.

И тем ни менее, поднявшего с колен РФ президента Путина пригласили в Уссурийск — на открытие масштабного свиноводческого комплекса в селе Михайловка.

Хотя нет ничего плохого в том, что компания «Русагро» начала завозить племенных свиней на свою ферму в селе Григорьевка Михайловского района, планируя выпуск продукции на второе полугодие 2021 года.

Мясо свинины, как источник относительно недорогого протеина, критически важно для поставки российским потребителям, тем более, что цены на продовольствие уже давно стали горячей темой в российском обществе.

Официальные данные показывают, что цены на продовольствие выросли на 7,7% за последний год — самый быстрый темп за последние пять лет — в то время как располагаемые доходы россиян выросли менее чем на 1,5% в денежном выражении.

После корректировки на инфляцию располагаемые доходы россиян с 2013 года упали более чем на десятую часть.

В декабре 2020 правительство установило предельные цены на основные продукты питания, такие как сахар и подсолнечное масло.

За этим последовало повышение налогов на зерно и другие сельскохозяйственные товары, чтобы препятствовать продажам за рубеж, а также постоянный поток заявлений президента Владимира Путина, премьер-министра Михаила Мишустина и других о необходимости для супермаркетов и производителей сделать все возможное, чтобы цены оставались низкими.

То, что эта тема является чувствительной для Кремля, было продемонстрировано его раздражительной реакцией на статью Bloomberg, в которой Россия была названа одной из пяти стран, где инфляция может спровоцировать новый всплеск социального недовольства.

Ранее на этой неделе депутат от правящей партии “Единая Россия «даже внес законопроект, запрещающий публиковать ложную информацию об инфляции цен на продовольствие, которая может «спровоцировать панические покупки».

Но цены все равно продолжают расти.

Сахар вырос на две трети с марта 2020 года, а другие основные продукты, такие как яйца, подсолнечное масло, мясо, фрукты и овощи, также выросли в два раза.

“Впервые я заметила это в ноябре, когда резко подорожали яблоки и помидоры”,-говорит Виктория, 25-летняя менеджер по продажам в московском магазине «Дикси». — Теперь я покупаю продукты на распродаже. Если это то, без чего я могу жить, я буду ждать скидки. Но я не могу не покупать такие продукты, как молоко, яйца, хлеб и мясо”.

Некоторые экономисты критиковали правительство за ограничение цен как неэффективный популистский ответ на беспокойство миллионов людей, заметивших резкий рост стоимости своих обычных покупок.

“Ценовые ограничения — это мера отчаяния”, — пожаловался в интервью The Moscow Times ректор Новой экономической школы Рубен Ениколопов.

“Они очень вредны для экономики в долгосрочной перспективе, так как вредят стимулам для владельцев бизнеса инвестировать в сельское хозяйство … на самом деле это не решает проблему”.

Андрей Колесников, старший научный сотрудник Московского центра Карнеги, считает, что КЭПЫ борются со следствием, а не с причиной.

Он уверен, что реальные экономические проблемы лежат глубже: чрезмерное присутствие государства в экономике, слабая конкуренция и слабый рубль из-за внешнеполитической амбициозной наглости.

Экономические деятели внутри госаппарата, включая главу ЦБ Эльвиру Набиуллину и главу Счетной палаты Алексея Кудрина, также выступают против ценовых ограничений.

Хотя Россия не может избежать последствий роста мировых цен, есть и другие краткосрочные меры, которые правительство могло бы принять, чтобы держать их под контролем дома, уверен экономист Владислав Иноземцев, директор Центра постиндустриальных исследований в Москве.

Например, Россия могла бы снизить налог с продаж на сельскохозяйственную продукцию или государство могло бы выступить посредником — закупать сырье по рыночным ценам и продавать его переработчикам и производителям со скидкой.

“Но вся эта бла-бла-бла о мониторинге роста цен и замораживании цен по согласованию между правительством, производителями и торговыми сетями выглядит абсолютно наивной и неэффективной”, — жалуется он.

Производители продуктов питания также недовольны этими мерами, чувствуя себя зажатыми между внутренней политикой и глобальными экономическими реалиями.

“Эти ограничительные меры загнали поставщиков в тиски. Они находятся между молотом производителей сырья и наковальней государственного регулирования”, — заявил газете The Moscow Times директор Российской ассоциации производителей и поставщиков продовольствия Дмитрий Востриков.

“Многие предприятия буквально балансируют на грани рентабельности. Да, мы временно приостановили рост цен на прилавках, но никто не знает, что будет дальше, когда все эти соглашения истекут.

История показывает, что попытки регулировать цены не дают никаких ощутимых результатов, кроме сокращения предложения и местного дефицита”.

Существует также широкое понимание того, что причина, по которой рост цен на продовольствие так остро ощущается по всей стране и вызвал такое активное вмешательство правительства, связана с более широким экономическим затруднением России.

“Основная проблема заключается в том, что люди бедны”, — полагает Владимир Милов, экономист и бывший министр правительства в начале путинской эпохи, который сейчас является ведущей оппозиционной фигурой.

“В стране уже давно не наблюдается экономического роста. Мы находимся в постоянном кризисе, и у нас было семь лет снижения или стагнации реальных доходов”.

“Рост цен на продовольствие идет медленнее, чем это было 20 лет назад”, — отмечает Милов. “Но тогда этот вопрос не стоял на повестке дня, потому что доходы росли, и люди могли платить более высокие цены. Теперь у них нет денег — вот почему это гораздо более чувствительный вопрос”.

Владимир Милов считает, что возросшие цены на продовольствие — это лишь одна часть более масштабного социально-экономического недовольства, которое привело к рекордно низким рейтингам одобрения «Единой России» и росту недовольства Кремлем.

Нынешние ограничения — смесь принудительных ценовых ограничений и вялых соглашений о замораживании замораживаний-начинают истекать в конце марта.

С общенациональными парламентскими выборами, назначенными на сентябрь, правительство не может позволить себе игнорировать эту проблему.

И уж точно, визит к свиньям в Уссурийск Владимира Путина, эту проблему не решит.

Поделиться
  •  
  • 1
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика