02.07.2022

Санкционные тромбы в банковской сфере разрушают бизнес россиян и их зарубежных партнеров

Изысканные изделия из итальянского трикотажа, упакованные в коробки, адресованные розничным торговцам в Москве, Санкт-Петербурге и Курске, хранятся на складе в Ломбардии в ожидании отправки.

Несмотря на то, что эта одежда не подпадает под действие санкций, направленных на наказание России за вторжение в Украину, она вряд ли поступит в продажу в ближайшее время.

Недостающие платежи от российских ритейлеров, заказавших одежду, накапливаются из-за ограничений, связанных с банковским сектором, что оказывает давление на мелких производителей одежды, таких как D. Exterior, с персоналом в 50 сотрудников из города Брешиа, что на Севере Италии.

Надя Занола, председатель правления Cose di Maglia и владелица бренда D.Exterior жалуется:

Ситуация складывается крайне болезненно. У меня на складе товаров на 2 миллиона евро. Если заказчики из России не смогут заплатить за товар, я буду разорена.

Надя Занола основала D. Exterior в 1997 году, осуществив ребрендинг трикотажной компании, созданной ее родителями еще в 1952 году.

В целом, Италия является крупнейшим в мире производителем предметов роскоши, выпуская 40% высококачественной одежды, обуви и аксессуаров.

В то время как Россия приносит лишь около 3% годового дохода итальянской индустрии роскоши, оцениваемой 97 миллиардов евро, по словам представителей отрасли, это значительная часть бизнеса для некоторых из 80 000 малых и средних компаний, составляющих основу итальянской моды.

«Речь идет о потере 80-100% доходов этих компаний’, — жалуется Фабио Пьетрелла, президент федерации модных мастеров Confartigianato.

Регионы, традиционно производящие обувь в регионах Марке и Венето, а также производители трикотажа в Умбрии и Эмилии-Романье стали особенно зависимы от заказов из России.

«Это районы, которые соединяют цепочку поставок, и если она прерывается, пострадает не только компания, которая закрывается, но и вся система, которая помогает превратить эту страну в экономический центр’, — поясняет Пьетрелла.

Итальянский мир моды наиболее известен такими брендами, как Gucci, Versace и Armani, которые на этой неделе представляют свои коллекции мужской одежды в Милане.

И некоторые из самых громких имен фигурируют в списке, составленном профессором Йельского университета Джеффри Зонненбергом.

«Есть компании, которые продолжали продавать товары нацистской Германии после начала Второй мировой войны — мы не одобряем их за это», — подчеркивает Зонненберг, назвав «жадными» тех предпринимателей, которые продолжает вести бизнес в России сегодня.

Он также уверен, что у модных компаний нет оснований обращаться с гуманитарными призывами, чтобы обойти санкции, добровольно или иным образом, как это было в случае с сельскохозяйственными фирмами и фармацевтическими компаниями.

Среди тех, кто получил плохую оценку от Зонненберга, итальянская Benetton, которая в заявлении осудила боевые действия, которые ведёт Россия в Украине, но заявила, что продолжит свою коммерческую деятельность в России, где она владеет обширной сетью магазинов.

Французский конгломерат LVMH, тем временем, временно закрыл 124 магазина в России, продолжая платить своим 3 500 сотрудникам в России.

Испанская группа Inditex, владеющая сетью магазинов быстрой моды Zara, также временно закрыла 502 магазина в России, а также прекратила онлайн-продажи, на долю которых приходится 8,5% прибыли группы до налогообложения.

Пьетрелла опасается, что развивается своего рода русофобия, которая демонизирует владельцев бизнеса за то, что они пытаются поддерживать связи с прицелом на возобновление бизнеса в России.

Он назвал «охотой на ведьм» критику в адрес примерно 40 производителей обуви из региона Марке на Адриатическом побережье Италии за то, что они приехали в Россию на выставку уже в разгар российско-украинского конфликта.

Между тем, санкции Европейского союза ужесточились после вторжения на Украину 24 февраля: установлен оптовый максимум в 300 евро за каждый отправленный товар, изъяв из обращения предметы суперлюкса, но по-прежнему ориентированные на представителей высшего среднего класса или богатых россиян.

«Без сомнения, мы, как федерация моды, выразили нашу крайнюю озабоченность в связи с агрессией в Украине’, — соглашается Пьетрелла.

«С этической точки зрения это не обсуждается. Но мы должны думать о наших компаниях. Этика — это одно. Рынок — это другое. Работникам в компании платит рынок, а не этика».

По его мнению, лимит в 300 евро было уловкой европейских политиков, которая на бумаге позволяет торговать с Россией, несмотря на сопутствующие бюрократические и финансовые препятствия, а также защищает правительства от необходимости предоставлять средства для спасения отрасли.

Он также отверг как чрезмерно поверхностные предложения правительства по поиску альтернативных рынков для России.

«Если бы существовал другой рынок, мы бы уже были там’, — логично рассуждает Пьетрелла.

В случае с компанией D. Exterior, на протяжении многих лет доля России постепенно росла и в настоящее время составляет от 35% до 40% выручки, которая до пандемии исчислялась суммой в 22 миллиона евро, и этот поток также испытывает новое давление из-за более высоких цен на энергоносители и сырье.

Компания уже поставляла свою летнюю коллекцию и принимала заказы на зиму, когда 24 февраля случилось вторжение России в Украину.

Таким образом, «зависли» примерно 4 000 предметов одежды весенне-летней коллекции, которые едва ли возможно отправить в адрес российских клиентов.

И кроме того, по контракту компания обязана продолжать производить зимние заказы, рискуя 100 000 евро затрат на рабочую силу и материалы, если они не будут доставлены в Россию.

В то же время, Надя Занола, на протяжении многих лет не испытывал проблем с российскими клиентами, которые прекрасно зарекомендовали себя: они ни только платят вовремя, но и высоко ценят качество изготовления трикотажных изделий D. Exterior.

После стольких усилий по наращиванию российской клиентской базы предпринимательница не хочет отказываться от нее и не видит быстрой долгосрочной замены российскому рынку.

«Если бы Россия была Путиным, я бы туда не поехал. Но поскольку Россия — это не только Путин, можно надеяться, что бедным россиянам удастся подняться», — надеется она.

В самой России ограничения банковских проводок бьют, как по предпринимателям, так и по рядовым гражданам.

Крупные банки, в частности «Тинькофф», «Урал-Сиб», Райффайзенбанк, Росбанк и другие ввели комиссионные сборы за обслуживание валютных счетов.

Руководство «АТОН» пошло дальше, предупредив своих клиентов о возможности блокировки валюты на счетах в российских банках.

Комиссия за безналичные SWIFT-переводы во многих случаях составляет не менее 3%.

Сохранить валюту можно, переведя его со счета на вклад и зафиксировав ставку на срок от 3 до 12 месяцев: средние ставки по вкладам в долларах составляют 0,48–0,71% в зависимости от срока, в евро — 0,31–0,6% годовых.

ЦБ подчеркивал, что по уже открытым вкладам банки не могут менять условия.

Те, кто купил валюту до 9 марта, могут обналичить не более $10 000 или эквивалент этой суммы в другой валюте в каждом банке — при этом валюта есть далеко не в каждом отделении, за ней придется охотиться. Зачисленную после этой даты валюту нельзя получить как минимум до 9 сентября.

Остается только перевести ее на иностранный счет и обналичить за рубежом, особенно с учетом того, то ЦБ сейчас разрешает переводить в месяц до $150 000 или эквивалент в валюте на зарубежные счета себе или другим людям.

Россияне могут открыть иностранный счет в Турции, Сербии, Грузии и странах СНГ, однако следует учитывать, что по счетам в евро заграницей тоже могут быть отрицательные ставки.

Подробнее здесь.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика