29.11.2022

Шпицберген может стать арктическим Крымом

Конфронтация Владимира Путина с коллективным Западом отразилась и на ухудшении отношений между Россией и Норвегией, в частности из-за двусмысленности Договора о Шпицбергене и неопределенности НАТО в отношении этой территории в Северном Ледовитом океане.

Присутствие Норвегии на Шпицбергене сковывает оперативные возможности Северного флота РФ

Шпицберген, архипелаг размером с Хорватию, расположенный примерно в 1 000 км к северу от Тромсе, Норвегия, и примерно в 1 000 км к северо-западу от Мурманска, известен своим “хранилищем семян судного дня” или тем фактом, что на нем больше белых медведей, чем людей.

В последнее время появилось много сообщений о внушительных запасах нефти и газа на Шпицбергене и в примыкающем шельфе Баренцевого моря.

Кроме того, Шпицберген становится регионом, имеющим непреходящее геополитическое значение из-за аномально быстрого таяния льдов в Арктике.

Следует также учитывать, что Мурманск остается единственным крупным незамерзающим портом России, имеющим прямой выход в Атлантический океан.

Однако выход в Атлантику возможен только через пролив Джук, который контролируется Норвегией.

Сейчас, самая северный форпост России, авиабаза Нагурское находится всего в 260 км к западу от Шпицбергена, что позволяет разведывательным силам Норвегии отслеживать активность базы и вообще сковывать операции Северного флота России.

Неудивительно поэтому, что Кремль рассматривает Договор о Шпицбергене, как незаконный, тем более что существует большой исторический багаж, вытекающий из договора о Шпицбергене 1920 года, который предоставляет Норвегии ее шаткие притязания на суверенитет над архипелагом.

Москва не принимала участия в переговорах по Парижскому договору из-за продолжающейся гражданской войны и раннего выхода из Первой мировой войны, приведшего к заключению Брест-Литовского мира. Таким образом, Осло смог убедить делегацию союзников предоставить Норвегии суверенитет над Шпицбергеном и островом Медвежий (самый южный остров Шпицбергена), с уступкой морской деятельности любому из подписантов.

Когда они подписали Договор в 1935 году, министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов ясно высказал свои возражения. Он, как известно, заявил, что Договор следует “выбросить в мусорное ведро и что остров Медвежий однозначно принадлежит России”, поэтому неудивительно, что в нынешних условиях претензии Кремля сосредоточены на предполагаемом несправедливом исключении Москвы из Договора о Шпицбергене 1920 года, которое привело к жестокому обращению с 10-20% этнических русских, составляющих на то время население Шпицбергена.

Когда Осло и Москва начали в 2007 году переговоры по перекрывающимся претензиям в Баренцевом море, Россия увеличила патрулирование норвежского побережья бомбардировщиками на 500% или эквивалентно последним 15 годам вместе взятым.

Российские военно-воздушные силы также нанесли имитационный удар по норвежским системам ПВО и провели имитационное бомбометание в Бодо (новый норвежский командный центр).

В конечном счете, Россия урегулировала спор в 2010 году, успешно уступив Баренцево море, эквивалентное трем территориям полуострова Крым.

После этого, логично предположить, что пункт статьи V НАТО обеспечит окончательный промежуточный этап между военным поведением и военным конфликтом, и норвежское руководство хотело бы, чтобы это было так.

Однако утверждение Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга о том, что потенциальный конфликт, ограниченный Шпицбергеном, приведет к срабатыванию статьи V, является туманным утверждением, которое игнорирует межатлантические трения и отсутствие консенсуса среди членов НАТО по статусу Шпицбергена.

США, среди прочего, не смогли сохранить четкую позицию и все еще имеют оговорки в отношении экономических прав Норвегии в отношении Шпицбергена.

Этот внутренний раскол в североатлантическом союзе представляет прекрасную возможность для России оказать давление на Норвегию, чтобы заставить ее пойти на уступки или даже признать свершившийся факт, как это было успешно организовано в Крыму.

Важно отметить, что в распоряжении Кремля имеется целый ряд принудительных мер, которые не являются аннексией.

Визит вице-премьера Дмитрия Рогозина на Шпицберген является примером такого нетрадиционного действия в серой зоне.

Дмитрий Рогозин известен как один из архитекторов аннексии Крыма, которая привела к его внесению в черный список ЕС и Норвегией.

Таким образом, его поездка в Барренцбург продемонстрировала, что Шпицберген не является частью собственно Норвегии, поскольку ограничение на поездки не распространялось на его визит.

Будущие действия, которые предпримет Россия, скорее всего, продолжат жить в серой зоне и будут играть на непростых отношениях между членами НАТО по поводу юрисдикции Шпицбергена.

Попытается ли Россия разорвать связь между Норвегией и Шпицбергеном? Будет ли Россия расселять больше гражданских лиц, чтобы попытаться изменить демографию Шпицбергена? Появятся ли на архипелаге маленькие синие человечки?

Все это не исключено в долгосрочной перспективе.

В ближайшей перспективе мы можно ожидать, что Россия продолжит проецировать свою военную мощь в регионе, хотя она может проявлять более осторожный подход до лета 2023 года, когда она откажется от своего поочередного места председателя Арктического совета.

Таким образом, военный конфликт или прямое нарушение суверенитета остаются реальной вероятностью в среднесрочной и долгосрочной перспективе, но не в краткосрочной перспективе.

Оригинал статьи здесь.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика