01.10.2022

Ситуация показывает, что миру не избежать рецессии

В советское время в головы людям вдалбливали, что капитализм и безработица – браться: для поддержания высокого уровня конкуренции необходимо иметь минимум 10 — процентную безработицу. Реальность опровергает ложный тезис советизма. В настоящее время в Великобритании безработица составляет 3,8 процента, что является самым низким показателем за 50 лет.

«Доступны две должности шеф-повара с проживанием. Отличные условия оплаты», — гласит одно объявление в витрине ресторана Кесвика, расположенном в живописном озерном крае Англии.

«Найм. Никакого опыта не требуется», — взывает другое объявление в магазине с рыбой и чипсами.

Правящая консервативная партия Великобритании утверждает, что с момента прихода к власти в 2010 году ей удалось сотворить «чудо создания рабочих мест», доившись практически полной занятости.

Однако, по мнению Тони Уилсона, директора Института исследований занятости, хотя нынешняя ситуация в Великобритании может быть «лучшим контекстом за последние 20 лет для работников», это не очень хорошо для экономики в целом.

Нехватка рабочих рук может «привести к росту заработной платы и некоторому улучшению условий занятости, но в целом работает против экономики «, — утверждает он.

«Если компании не в состоянии реализовать свой потенциал, то прибыль и общий рост пострадают».

Действительно, согласно прогнозам, в Великобритании ожидается самый низкий экономический рост среди всех стран «семерки».

Поэтому, неудивительно, что вернувшись в Кесвик, Элисон Ламонт, 60-летняя совладелица кафе «Смак», не имеет ни минуты свободной, поскольку она совмещает обслуживание с приемом платежей.

По словам Ламонта, «времени на то, чтобы убрать со столов», просто нет.

Несмотря на попытки набрать персонал через социальные сети или просто из уст в уста, она не может найти дополнительный персонал, необходимый для надлежащего управления кафе.

Молодые люди «все хотят быть влиятельными людьми или работать из дома», жалуется Ламонт.

«Основное влияние на семейную жизнь оказывает то, что мы не проводим вместе выходные и не проводим свободное время, нам приходится работать, работать и работать», — говорит она агентству AFP, в то время как ее муж, который готовит еду наверху, сбегает вниз, чтобы принести сэндвич.

С тех пор как карантин из-за COVID был отменен, небольшая закусочная перешла на обслуживание только на вынос.

Ламонт, приветствующая каждого посетителя как старого друга, говорит, что они с мужем купили кафе примерно за год до того, как разразился COVID.

А сейчас с трудом засыпает по ночам и не видит конца нынешней ситуации, когда всю работу приходится тащить на своих плечах.

Далее по улице ресторан в отеле George в этом году был вынужден закрыться на три с половиной месяца из-за отсутствия шеф-повара, что обходилось бизнесу в 30 000 фунтов стерлингов (35 000 долларов) в неделю, и подобная ситуация наблюдается по всей Великобритании.

Владелица лондонского салона красоты рассказала агентству AFP, что она даже прибегла к помощи хедхантера, обычно используемого для подбора персонала на руководящие должности, чтобы найти косметолога: все попытки оказались безрезультатными.

В других секторах такие авиакомпании, как British Airways и EasyJet, изо всех сил пытаются нанять персонал из числа людей, которых они сократили тысячами в начале пандемии.

В целом, причины нынешних проблем на рынке труда Великобритании широко объясняются решением страны выйти из Европейского союза и экономическими последствиями пандемии коронавируса.

— С тех пор, как экономика вновь открылась… спрос на работников намного выше, чем на тех, кто ищет работу, особенно в низкооплачиваемых секторах с низкой квалификацией», таких как уборка, строительство, дистрибуция и складирование, — поясняет Джек Кеннеди, британский экономист рекрутинговой группы Indeed.

Согласно его оценке, последствия COVID привели к тому, что почти полмиллиона британских рабочих покинули рынок труда.

В то время как уровень занятости во Франции и Германии в настоящее время «выше, чем до пандемии», в Великобритании и США «он все еще ниже уровня, существовавшего до пандемии», — отмечает Уилсон из IES.

Сезонные рабочие места на фермах, которые, как утверждал уходящий премьер-министр Борис Джонсон, будут заполнены британцами после Brexit, остаются вакантными.

«Я не думаю, что это когда-либо было так сложно», — жалуется Дерек Уилкинсон, управляющий директор овощеводческой компании Sandfields Farms в центральной Англии.

До Brexit сельскохозяйственный и строительный секторы Великобритании в значительной степени зависели от рабочих из Центральной и Восточной Европы, многие из которых вынуждены были вернуться домой.

55-летний Уилкинсон отмечает, что сезонные рабочие теперь должны подавать заявление на получение специальной визы, оформление которой может занять семь недель.

По оценке экономиста Indeed Кеннеди, общая нехватка рабочей силы, поступавшей из Восточной Европы в Великобританию, составляет 200 000-300 000 человек, включая многих украинцев, которые из-за военного положения не могут покинуть родину.

Кроме того, возросший уровень жизни в других странах бывшего Восточного блока, «обнулил» приток рабочей силы в Великобританию.

Главное же, сами британцы не горят желанием трудиться руками из-за чего рекрутерам приходится обращаться за наймом персонала на Филиппины, в Южную Африку и Узбекистане.

Тот же Уилкинсон жалуется, что из-за нехватки 120 сотрудников в мае фермам Сэндфилдс пришлось выбросить 40 000 килограммов спаржи и 750 000 пучков зеленого лука.

А в сочетании с кризисом стоимости жизни в Великобритании это означает, что его годовая прибыль в этом году сократится вдвое.

Чтобы привлечь работников, компаниям приходится предлагать лучшую оплату и условия труда.

Компания Уилкинсона отремонтировала 400 передвижных домов для сезонных рабочих, а владелец ресторана в Кесвике приобрел здание для размещения своего персонала, чтобы создать условия для персонала лучшие, чем у конкурентов.

А Гэри Маркс, владелец отеля Keswick’s George Hotel, добился повышения заработной платы намного выше уровня инфляции.

Другие фирмы также предлагают различные виды льгот.

Например, бухгалтерский гигант Price Waterhouse Coopers позволяет сотрудникам по пятницам заканчивать работу пораньше.

Руководство других компаний предлагает своим сотрудникам массаж и ароматерапевтические процедуры, не говоря уже о том, что десятки британских предприятий  разного калибра опробовали четырехдневные рабочие недели.

Все это происходит в то время, когда многие британцы полностью переосмысливают свою карьеру: во втором квартале один миллион человек сменил работу в поисках лучшей оплаты и лучшей жизни.

Например, до того, как забеременеть, 26-летняя Лорна Робертс работала в сфере гостеприимства, однако с появлением ребенка и стрессами, связанными с работой в ресторане, она перешла в розничную торговлю.

«После карантина это стало еще сложнее», — жалуется Робертс, который сейчас продает уличное снаряжение для Alpkit в Кесвике.

«Многие клиенты ресторана проявляли грубость, нам постоянно не хватало персонала», — жалуется она, описывая, как бывшие коллеги страдали от панических атак и срывов.

Новая напряженная работа также лучше соответствует интересу к природе молодой мамы, кроме того, по словам Робертс, ее почасовая заработная плата также увеличилась.

«Я увидела объявление на улице и просто подумала зайти и спросить», — вспоминает она, подчеркивая легкость, с которой люди могут сменить работу в нынешних условиях.

Кроме хронического дефицита персонала в индустрии гостеприимства, следует отметить никак не решаемую проблему нехватки водителей, для которых существуют не менее 100 000 открытых вакансий.

Следует также учесть, что в плане экономики Великобритания отнюдь не остров: здесь, как и в остальном мире сейчас бушует инфляция.

Американский инвестиционный гигант JPMorgan даже выпустил экономическое предупреждение, после чего в минувший четверг фондовые индексы закрылись на Уолл-стрит в целом с понижением.

Генеральный директор Джейми Даймон остался верен своему предупреждению ранее этим летом о том, что на экономику может обрушиться “ураган”.

“Я нисколько не изменил своего мнения”, — заявил он на телефонной конференции с журналистами.

“Негативы, на которые я указал, риски в будущем — это все те же риски. Они ближе, чем были раньше.”

Уолл-стрит также оценивает последние правительственные отчеты США, показывающие, что инфляция остается высокой и не демонстрирует признаков охлаждения, даже несмотря на то, что центральные банки пытаются ослабить свою хватку на предприятиях и потребителях, повышая процентные ставки.

Инфляция в Штатах на оптовом уровне выросла на 11,3 процента в июне по сравнению с годом ранее.

После опубликованного в среду отчета, который показал, что потребительские цены в прошлом месяце были на 9,1% выше, чем годом ранее, становится ясно, что инфляция продолжит оказывать давление на предприятия и потребителей. Это вынуждает инвесторов беспокоиться, поскольку розничные продажи и другие данные указывают на то, что ход экономики  замедляется, что может  затруднить для ФРС так называемую “мягкую посадку”, когда она повышает ключевую ставку ровно настолько, чтобы охладить инфляцию, не вызывая рецессии.

Неслучайно также, что недавно случилось немыслимое — евро приближается к паритету с американским долларом.

В последний раз евро падал ниже доллара в ноябре 2002 года, когда единая валюта все еще находилась в зачаточном состоянии.

Евро постепенно укреплялся, оставаясь выше доллара, и стало терять в цене после 24 февраля.

К середине июля две валюты оказались лицом к лицу, что не может не сказаться на глобальной экономике.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика