11.12.2023

События в Карабахе порождают надежды у грузин в отношении Абхазии

После восстановления территориального суверенитета Азербайджана над Нагорным Карабахом, который признается большинством стран мира, включая Армению, наблюдатели фокусируют внимание на Абхазии. Закономерно возникает вопрос – последует ли Тбилиси примеру Баку?!

Трагедия Абхазии может вылиться в новую войну

«На данный момент из Нагорного Карабаха в Армению въехали 100 417 насильственно перемещенных лиц», — заявила пресс-секретарь премьера Армении Назели Багдасарян на брифинге в минувшую субботу.

По официальным данным, в Нагорном Карабахе проживали порядка 120 000 армян.

Бывший омбудсмен Нагорного Карабаха Артак Бегларян сообщил в своем Т-канале, что в Карабахе осталось максимум несколько сотен человек, «большинство из которых — чиновники, сотрудники экстренных служб, волонтеры, некоторые люди с особыми потребностями, которые тоже готовятся к отъезду».

В населенном пункте Корнидзор близ Лачинского коридора, связывающего Армению и Нагорный Карабах, создан гуманитарный центр.

Граждан, которые не имеют заранее определенного места жительства, правительство Армении обеспечивает жильем.

Премьер Армении Никол Пашинян заявлял ранее, что «исход армян из Нагорного Карабаха в результате политики Азербайджана по этнической чистке продолжается».

«Анализ ситуации показывает, что в предстоящие дни в Нагорном Карабахе не останется армян», — пожаловался Пашинян.

Он также сообщил, что каждому переселенцу, вне зависимости от возраста, будет выплачено по 100 тыс. драмов ($254).

Логично предположить, что ситуация будет складываться похожим образом в случае новой грузино-абхазкой войны.

Старая война закончилась 30 лет назад, обретением суверенитета Абхазии.

«За тридцать лет стало неписаной традицией, когда абхазы и грузины в социальных сетях превращают очередную годовщину начала и окончания грузино-абхазской войны в повод для бурных обсуждений конфликта. И уж тем более в круглую дату. Прошло 30 лет, но градус взаимной ненависти все тот же, как будто война закончилась только вчера», — отмечают наблюдатели.

Симптоматично, что сейчас в Грузии началась широкая демонстрация нового документального фильма грузинского режиссера Наны Джанелидзе “Иди, Лиза”, по тематике грузино-абхазской войны.

Фильм был встречен разделившимся мнением в грузинском обществе и вызвал бурные дебаты: трактовка грузино-абхазской войны в фильме явно не вписывалась в официальную картину, и группа грузинской общественности, возмущенная такой вольностью, устроила скандал.

Возникший спор, несомненно, подпитывается глобальным и региональным контекстом.

Россия, увязшая в войне с Украиной, и белый флаг над Нагорным Карабахом явно подлили масла в огонь этих жарких дебатов.

У многих грузин этот контекст породил иллюзию того, что Абхазия наконец вернется “в лоно Грузии”, интерпретируя те события, как грузино-российскую войну, утверждая, что победили русские, а абхазы робко шли где-то позади.

В действительности, на помощь Сухуми пришли волонтеры с Северного Кавказа и разных регионов России.

Их было не так много, как кажется сейчас, но они были добровольцами.

Кремль, где тогда президентом был Борис Ельцин, друг президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, не вербовал боевиков для этой войны.

Но в целом, бремя той войны легло на плечи самих абхазов, и победа в ней стоила абхазам катастрофических жертв: потери четырех процентов этнической группы, полностью разрушенной экономики и всестороннего давления извне, в том числе со стороны России.

Именно Москва по просьбе Тбилиси сразу после окончания войны ввела в отношении Абхазии целый комплекс политических и экономических санкций.

Например, абхазским мужчинам в возрасте от 18 до 60 лет был официально запрещен въезд на территорию России через единственный контрольно-пропускной пункт на российско-абхазской границе на реке Псоу.

А для тех, кто не попадал в эту категорию, особенно для женщин, пересечение границы стало огромным испытанием.

Например, в какой-то период на российской стороне границы стоял фургон, в котором каждый прибывающий из Абхазии был обязан пройти тест на СПИД.

Кроме того, был запрещен проезд любого транспорта и, соответственно, перемещение товаров через границу.

В общем, по милости Тбилиси Россия превратила Абхазию в этническое гетто вплоть до начала 2000-х годов.

В нынешней ситуации, люди очень прохладно относятся к прямым переговорам между Тбилиси и Сухумом по урегулированию конфликта.

“Мы выиграли войну, и о чем теперь с ними говорить? Пусть сначала они признают нашу государственность, а потом мы поговорим” – такова доминирующая логика в общественных настроениях в Абхазии.

Между тем, грузино-абхазская война является неотъемлемой частью грузино-абхазского конфликта. Без этого конфликта не было бы войны 1992-93 годов.

И сейчас конфликт никуда не делся, и его неразрешенный характер на весь период времени сохраняет угрозу новой войны, а при нынешних геополитических раскладах делает ее вполне реальной.

Хотя, в следующий раз любой грузинский режиссер, снимающий фильм о грузино-абхазской войне, сто раз подумает, стоит ли хоть немного отклоняться от официальной интерпретации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика