07.10.2022

В то время, как Япония строит «зеленые» суда из России уплывают мозги

Mitsubishi Shipbuilding, в рамках стратегических инициатив MHI Group по переходу к чистой энергетике, намерена использовать технологии обработки газа и опыт, накопленный при строительстве судов-перевозчиков СПГ. Посредством этого бизнес-проекта, связанного с использованием сжиженного природного газа с низким воздействием на окружающую среду, Mitsubishi Shipbuilding, как морской системный интегратор, стремится к дальнейшей декарбонизации морской отрасли и созданию углеродно-нейтрального мира.

В 2024 году ожидается спуск на воду и передачу в эксплуатацию танкера бункеровщика СПГ

В этих целях в феврале 2022 года  создано совместное предприятие KEYS Bunkering West Japan, специализирующееся  на поставках топлива из сжиженного природного газа для судов в регионах Кюсю и Сетучи при инвестициях Kyushu Electric Power Company Inc, NYK Line, Itochu Enex Co и Saibu Gas Co.

Таким образом, Mitsubishi Shipbuilding Co Ltd, входящая в группу Mitsubishi Heavy Industries Ltd (MHI), базирующуюся в Йокогаме, заключила контракт с KEYS Bunkering West Japan Co Ltd на строительство бункеровочного судна для сжиженного природного газа (СПГ), первого, который будет эксплуатироваться в Западной Японии.

Предполагается, что судно бункеровщик СПГ  будет построено на заводе Enoura в MHI Shimonoseki Shipyard & Machinery Works в префектуре Ямагути к марту 2024 года.

Суда-бункеровщики СПГ поставляют СПГ на суда, работающие на сжиженном газе.

Использование двигателей на сжиженном газе для судов привлекает внимание как решение для соблюдения правил, направленных на сокращение выбросов парниковых газов (ПГ).

Планируемое судно для бункеровки СПГ будет иметь главный двигатель на электрической тяге и оснащено двухтопливной энергетической установкой, способной для генерации электроэнергии использовать в качестве топлива как СПГ, так и тяжелую нефть.

При работе в газовом режиме генератор обеспечит исключительные экологические характеристики при значительном снижении выбросов диоксида углерода (CO2), оксида азота (NOx), оксида серы (SOx) и твердых частиц (ТЧ).

Mitsubishi Shipbuilding, в рамках стратегических инициатив MHI Group по переходу к чистой энергетике, намерена использовать технологии обработки газа и опыт, накопленный при строительстве судов-перевозчиков СПГ. Посредством этого бизнес-проекта, связанного с использованием сжиженного природного газа с низким воздействием на окружающую среду, Mitsubishi Shipbuilding, как морской системный интегратор, стремится к дальнейшей декарбонизации морской отрасли и созданию углеродно-нейтрального мира.

Понятно, что для разработки столь передовых технологий требуются качественные специалисты, в том числе в сфере НИОКР.

Между тем, не менее 70 000 компьютерных специалистов, напуганных внезапным похолоданием в деловом и политическом климате, покинули страну с тех пор, как Россия вторглась в Украину пять недель назад.

Ожидается, что за этим последует еще много других.

По информации Сергея Плуготаренко, главы российской Ассоциации электронных коммуникаций, “Первая волна – 50 000-70 000 человек – уже покинула пределы России”, — доложил он парламентскому Комитету.

Только высокая стоимость авиабилетов из страны предотвратила еще масштаб исхода квалифицированных специалистов из России.

Плуготаренко предсказал, что еще 100 000 технических работников, тем не менее, могут покинуть Россию в апреле.

Константин Синюшин, управляющий партнер Untitled Ventures, венчурного фонда, ориентированного на технологии, базирующегося в Латвии, сказал, что у российских технологических компаний с международными клиентами не было иного выбора, кроме как переехать, поскольку многие иностранные компании поспешно дистанцируются от всего, что связано с Россией.

“Им пришлось покинуть страну, чтобы их бизнес мог выжить, или, в случае с сотрудниками по исследованиям и разработкам, они были перемещены штаб-квартирой”, — отметил Синюшин в своих комментариях различным СМИ.

Untitled Ventures помогает в миграции; по словам Синюшина, фирма запланировала два рейса в Армению с 300 техническими работниками из России.

Понятно, что страны стремятся извлечь выгоду из утечки мозгов из России.

В отчете Global Skills Index за 2020 год, опубликованном Coursera, ведущим поставщиком открытых онлайн-курсов, было обнаружено, что люди из России набрали самые высокие баллы по уровню владения технологиями и data science.

Неслучайно поэтому, что сразу после вторжения 24 февраля, правительство Узбекистана радикально упростило процесс получения рабочих виз и видов на жительство для ИТ-специалистов.

Антон Филиппов, программист мобильных приложений из Санкт-Петербурга, и команда фрилансеров, с которыми он работает, переехали в Ташкент, столицу Узбекистана, где он вырос, еще до того, как эти стимулы были обнародованы.

“24 февраля мы как будто проснулись в другой ужасной реальности”, — отмечает Филиппов. “Мы все молоды, нам меньше 27 лет, и поэтому мы боялись, что нас могут призвать для участия в бойне”.

По мере того, как востребованные технические работники изучают свои варианты, их диаспора напоминает кочующий караван.

Такие страны, как Узбекистан, выбраны в качестве отправной точки, потому что гражданам России не нужны визы для краткосрочного пребывания. Но такие молодые специалисты, как Филиппов, не планируют обязательно оставаться там, где они впервые оказались.

«Если условия, которые они найдут, будут отличаться от тех, которые им были обещаны, они просто пойдут дальше”, — сказал он.

Во многих случаях целые компании стремятся переехать, чтобы избежать последствий международных санкций. Высокопоставленный дипломат из другого соседа России, Казахстана, на этой неделе выступил с открытым призывом к беглым иностранным предприятиям приехать в его страну.

Казахстан с особым интересом присматривается к инвесторам в области высоких технологий, поскольку страна пытается диверсифицировать свою экономику, которая зависит от экспорта нефти.

В 2017 году правительство создало технологический парк в столице, Нур-Султане, и предложило налоговые льготы, льготные кредиты и гранты любому, кто готов открыть там магазин.

До сих пор восприятие было умеренным, но есть надежда, что утечка мозгов из России даст этой инициативе серьезный импульс.

“Счета российских компаний замораживаются, и их транзакции не проходят. Они пытаются удержать клиентов, и одна из доступных возможностей — поехать в Казахстан”, — отмечает Арман Абдрасилов, председатель Zerde Holding, инвестиционного фонда в Алматы, бизнес-центре Казахстана.

Однако не все страны проявляют такое рвение.

“Российские компании или стартапы не могут переехать в Литву”, — заявила Инга Симаноните, советник министра экономики и инноваций балтийской страны.

“Мы не работаем ни с одной российской компанией в связи с их возможным переездом в Литву, и министерство приостановило все заявки на получение стартап-виз с 24 февраля”.

Опасения по поводу безопасности и подозрения в том, что русские могут шпионить или участвовать в кибератаках за рубежом, заставляют некоторые правительства с осторожностью относиться к приему экономических беженцев из страны.

“ИТ-сектор в России очень тесно связан со службами безопасности. Проблема в том, что без чрезвычайно строгого процесса проверки мы рискуем импортировать части криминальной системы России”, — пожаловался репортеру Associated Press литовский политолог Мариус Лауринавичюс.

Синюшин, управляющий партнер Untitled Ventures, напротив, призывает западные страны открыть свои двери, чтобы их работодатели могли воспользоваться необычной возможностью найма, созданной российско – украинским конфликтом.

“Чем больше талантов Европа или Соединенные Штаты смогут забрать у России сегодня, тем больше пользы принесут другим странам эти новые инноваторы, чей потенциал будет полностью реализован за рубежом”, — считает он.

Одно очевидно, если утечка мозгов из России продолжится теми же темпами, России не под силу будет создать ни то, что суда бункеровщики СПГ, но и обычные весельные лодки.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика