23.04.2024

Венесуэла и Бразилия могут начать войну из-за Гайаны

С началом эксплуатации шельфовой зоны Гайаны, Венесуэла начала усиливать претензии к этой соседней стране. В минувшее воскресенье Николас Мадуро организовал очередной референдум, отрицающий суверенитет Гайаны.

Утверждается, что богатая нефтью и полезными ископаемыми территория была украдена при проведении границы более века назад.

Таким образом, Мадуро пытается решить будущее территории Эссекибо, большого участка земли, который управляется и контролируется Гайаной, но на который претендует Венесуэла.

Как обычно, земельные споры, могут перерасти в кровавую драму, тем более что Гайана считает референдум шагом к аннексии, и голосование вызывает у ее жителей тревогу.

Главный вопрос, вынесенный на референдум, звучит так – «Поддерживаете ли вы создание государства на спорной территории, известной как Эссекибо, предоставление гражданства нынешним и будущим жителям региона и отказ от юрисдикции высшего суда Организации Объединенных Наций в урегулировании разногласий между двумя южноамериканскими странами».

Можно не согреваться, что большинство, принявших участие в референдуме, ответят положительно.

— Мы решаем конституционными, мирными и демократическими средствами проблему имперского отчуждения, длившегося 150 лет, — заявил президент Николас Мадуро после голосования в военном комплексе в столице страны Каракасе.

Он и другие правительственные чиновники не объяснили, какие именно шаги они предпримут для обеспечения соблюдения результатов референдума.

В минувшую пятницу, Международный суд ООН обязал Венесуэлу не предпринимать никаких действий, которые могли бы изменить контроль Гайаны над Эссекибо, но судьи конкретно не запрещали чиновникам проводить воскресный референдум по пяти вопросам.

Именно правительство Гайаны просило суд обязать Венесуэлу приостановить часть голосования.

И хотя практические и юридические последствия референдума остаются неясными, в комментариях, объясняющих пятничный вердикт, председатель международного суда Джоан Э. Донохью заявила, что заявления правительства Венесуэлы предполагают, что оно “предпринимает шаги с целью приобретения контроля над спорной территорией и управления ею”.

“Кроме того, венесуэльские военные чиновники объявили, что Венесуэла принимает конкретные меры по строительству взлетно-посадочной полосы, которая будет служить «пунктом материально-технической поддержки для комплексного развития Эссекибо», — пояснила она.

Речь идет о территории, площадью 159 500 квадратных километров, что составляет составляет две трети Гайаны, примыкая к Бразилии.

Неудивительно поэтому, что на прошедшей неделе Министерство обороны Бразилии заявило, что оно “активизировало свои оборонительные действия» и увеличило свое военное присутствие в регионе в результате спора.

Спорный район Эссекибо больше Греции и богат полезными ископаемыми. Эта территория также предоставляет доступ к Атлантическому шельфу Ганы, где в 2015 году была обнаружена нефть в коммерческих объемах.

В самой Венесуэле власти продвигали организацию референдума в течение нескольких недель, представляя участие как акт патриотизма и часто путая его с демонстрацией поддержки Мадуро.

При этом, правительство Мадуро провело фиктивный референдум в прошлом месяце, но не опубликовало цифры участия или результаты.

Одно, несомненно, Венесуэла всегда считала Эссекибо своей территорией, поскольку регион находился в пределах ее границ во время испанского колониального периода.

Каракас долго оспаривал границу, установленную международными арбитрами в 1899 году, когда Гайана оставалась британской колонией.

Существующая по настоящее время граница была определена арбитрами из Великобритании, России и Соединенных Штатов.

При этом, Соединенные Штаты представляли интересы Венесуэлы в коллегии отчасти потому, что правительство Венесуэлы разорвало дипломатические отношения с Великобританией.

Сейчас официальный Каракас утверждает, что американцы и европейцы вступили в сговор, чтобы обманом вытеснить их страну с этой земли, и утверждают, что соглашение 1966 года об урегулировании спора фактически аннулировало первоначальный арбитраж.

Гайана, единственная англоязычная страна в Южной Америке, утверждает, что первоначальное соглашение является законным и обязательным, и в 2018 году обратилась в Международный суд с просьбой признать его таковым, но до вынесения решения еще много лет.

Участники референдума должны были  ответить, “согласны ли они всеми средствами отвергнуть, в соответствии с законом”, границу 1899 года и поддерживают ли они соглашение 1966 года “как единственный действующий юридический инструмент” для достижения решения.

Президент Гайаны Мохаммед Ирфаан Али в минувшее воскресенье признал опасения многих гайанцев по поводу референдума и попытался успокоить их, сказав, что им “нечего бояться в ближайшие часы, дни, месяцы”.

По его мнению, Гайана сможет использовать дипломатию в качестве своей “первой линии обороны” и постоянно работает над тем, чтобы ее границы «оставались нетронутыми”.

“Я не собираюсь вдаваться во внутреннюю политику Венесуэлы и в процесс выработки ими решений, но я хочу сообщить Венесуэле, что это возможность для них проявить зрелость, возможность для них проявить ответственность, и мы призываем их еще раз присоединиться к нам… позволяя верховенству закона работать и определять исход этого спора”, — подчеркнул Али.

Вместе с тем, легко предположить, что маленькая победоносная война сейчас была бы на руку, вечно шатающемуся режиму Николаса Мадуро.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика