19.07.2024

Военные плохо несут службу в Красном море

Морская общественность не захотела оценить драматический курьез, когда капитан греческого сухогруза Zografia, украинец Борис Бабенко подвергся ракетной атаке, но не из России, а из Йемена. Сообщается, что после инцидента, он зарекся брать под командование судно, направляющееся в опасную зону.

Непонятно почему в Красном море нельзя формировать военные конвои для сопровождения гражданских судов

И хотя, по данным логистической платформы project44, количество контейнеровозов, проходящих через Красное море, в мае сократилось на 78% по сравнению с прошлым годом, вероятность очутиться в виду хуситов весьма высока.

Между тем, моряки могут рассчитывать на поддержку, если они решат не следовать опасным маршрутом: почти 360 000 плавсостава, подпадающих под действие соглашения ITF по всему миру, имеют договорное право отказаться от плавания в определенных зонах военных действий и потребовать репатриации за счет судовладельца.

В апреле одна из таких горячих точек в Красном море, известная как “зона военных действий”, была расширена по просьбе руководства ITF.

Многие моряки стараются перевестись на другие суда, чтобы избежать захода в Красное море, а некоторые и вовсе оставляют профессию.

И это при хроническом дефиците кадров.

Согласно последнему отчету о плавсоставе мирового торгового флота, опубликованному в 2021 году, ежегодная потребность составляет 18 000 комсостава дополнительно к работающим 80 000.

Рене Кофод-Олсен, генеральный директор V.Group, одной из крупнейших в мире компаний по управлению судами и крюинговых компаний, жалуются, что с начала конфликта количество рейсов их управляемого флота сократилось.

Он подтвердил, что в тех случаях, когда их клиенты-судовладельцы предпочитают плыть через порт, “мы даем нашим морякам возможность не продолжать рейс и можем сменить экипаж”.

Понятно, что с подобной ситуацией нельзя мириться.

«В Красном море необходимо принять срочные меры, чтобы остановить нападения йеменских хуситов на торговые суда», заявили сегодня ведущие промышленные группы после потопления второго балкера с грузом угля Tutor.

По мнению Стивена Коттона, генерального секретаря ITF, суда должны обходить Южную Африку, что является наилучшим способом защиты моряков.

“Мы также приветствовали бы надлежащее сопровождение и защиту судов военно-морскими силами, что снизило бы риск поражения судов”, – добавил он.

И действительно, внушительные международные военно-морские силы развернуты в основном для обеспечения оборонительной поддержки судов, осуществляющих навигацию по Красному морю, но число нападений со стороны хуситов только растет.

По словам Манро Андерсона, руководителя отдела операций в компании Marine War Risk и специалиста по страхованию судов Vessel Protect, входящей в состав Pen Underwriting, в июне хуситы нанесли 10 ударов по сравнению с пятью в мае.

Охранники и страховщики также обеспокоены использованием террористами морских дронов, которые «потенциально более смертоносны, поскольку достигают ватерлинии.

“Первое успешное использование беспилотного надводного судна представляет собой новую задачу для коммерческого судоходства в и без того сложных условиях”, полагают они.

Соответственно, дополнительные страховые взносы за военные риски, выплачиваемые при прохождении судов через Красное море, в последние дни составили около 0,7% от стоимости судна по сравнению с примерно 1% в начале этого года.

Резюмируя, логично задаться вопросом – почему военные не в состоянии формировать и сопровождать караваны судов для прохождения через зоны риска в Красном море? Что этому препятствует?

Военные конвои с успехом применялись даже в годы Второй мировой войны.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика