25.06.2024

Экономист Иноземцев считает Путина виновным в развале экономики РФ

С включением большинства цивилизованных стран в список недружественных, ухудшилось внешнеторговое сальдо России.

При том, что в современной России положительное сальдо торгового баланса росло довольно стабильно – и колебания конъюнктуры мирового рынка оказали на него гораздо более существенное влияние, чем политика Кремля: в 2008, 2014 и 2022 годах его значения достигли новых рекордов, несмотря на российскую агрессию против Грузии и Украины, в то время как локальные минимумы были зафиксированы на фоне о крахах в 1998, 2009 и 2016 годах. Среднегодовые показатели составляли $45,7 млрд в 1997-2001 годах, $109,8 млрд в 2002-2006 годах, а затем достигли плато: $174,2 млрд в 2007-2011 годах, $178,7 млрд в 2012-2016 годах и $165,1 млрд в 2017-2021 годах, установив впечатляющий рекорд в конце 2022 года ($332,4 млрд).

В то же время положительное сальдо внешней торговли никогда не было меньше объема оттока капитала из страны: в конце 1990–х разница между этими показателями составляла от $5 до $20 млрд, в 2010-х — от $50 до $65 млрд, а в прошлом году достигла рекордного максимума — 91 миллиард долларов. Положительное сальдо внешней торговли было тем, что определяло Россию на протяжении этих долгих лет.

Сейчас, ситуация иная.

До финансового кризиса 2008-2009 гг. более половины внешней торговли России приходилось на Европейский союз, который закупал российскую нефть и газ по высоким (а иногда и чрезвычайно высоким) ценам.

Даже, несмотря на спорадически возникающие конфликты и санкции, эта доля не опускалась ниже 40% до 2019 года.

В это же время, Россия много чего покупала в ЕС, но импорт никогда не соответствовал более чем половине экспорта – и поэтому именно ЕС обеспечивал львиную долю положительного сальдо внешней торговли России: от 58 до 79% (максимальное значение было достигнуто в довоенном 2021 году).

С очевидностью, российским компаниям было проще всего зарабатывать деньги в Европе, даже в те дни, когда президент Путин выдвинул свой ультиматум НАТО. Однако вопреки экономическим интересам России, уже во второй половине 2010-х годов российские власти начали сознательно «поворачиваться на Восток»: торговля с Китаем, Турцией и другими незападными странами начала расти, и для освоения новых рынков им пришлось согласиться на менее выгодные условия. Исходя из оценок средней цены поставок газа в Китай по «Силе Сибири» в диапазоне от 170 долларов за тысячу кубометров в 2020-2021 годах до 297 долларов за тысячу кубометров в этом году, нельзя не заметить, что она была в 7-9 раз ниже стоимости газа, поставляемого «геополитическим противникам» в недружественные страны ЕС в прошлом году.

Издержки не отражают худшую логистику, и тем ни менее в 2022-2023 годах этот процесс ускорился; Китай легко сместил Европейский Союз с первого места в рейтинге основных торговых партнеров России.

При этом средние экспортные цены на российские товары значительно снизились в результате «потолка цен» на нефть и нефтепродукты, в то время как масштабы импорта только увеличились из-за сбоя об отношениях с Западными инвесторами, которые организовали производство в России с высокой степенью локализации; начались закупки готовой продукции или ее эрзацев (как в случае с китайскими автомобилями, которые перед поставкой разбираются на основные компоненты, чтобы затем торжественно собираться на АЗЛК «Москвич» или других производственных мощностях, ранее отобранных у Западных владельцев).

В результате этой смены партнеров положительное сальдо торгового баланса между Россией и ЕС к лету 2023 года сменилось дефицитом, в то время как положительное сальдо торгового баланса с Китаем продолжало колебаться около нуля.

Вторым фактором оказалась валютная поддержка российских экспортных потоков.

С 1990-х годов ни у кого нет сомнений в том, что покупатели платят России в долларах или евро; а в последние годы наблюдается стремление России либо перейти на рубли в торговле (в основном с ЕС), либо с другими контрагентами в их национальных валютах (с началом СВО Владимира Путина, платежи в денежных единицах России «недружественные» страны стали небезопасными).

Однако даже китайский юань (который за последние 24 месяца подешевел по отношению к доллару на 12,6%) не используется многими новыми российскими партнерами – и большая часть оставшегося положительного сальдо торгового баланса генерируется ими: на одну только Индию сейчас приходится более половины этой суммы.

Соответственно, Россия оказалась заложницей тех, кто покупает ее товары: как потому, что она перекрыла путь своим экспортным потокам на Запад, так и потому, что она решилась на радикальную дедолларизацию, получая в качестве оплаты нестабильные и в основном неконвертируемые валюты (характерно поведение Индии, которая платила российской нефтью поставщики с рупиями, формально оцениваемыми более чем в 10 миллиардов долларов, но которые нельзя было обменять и вывести из страны. В то же время Индия перепродает эту нефть Германии за евро).

Таким образом, одним из результатов СВО Владимира Путина стало радикальное изменение основной структуры российской внешней торговли: даже при умеренном росте мировых цен на нефть до 100 долларов за баррель или чуть выше российское сырье продолжит поступать на развивающиеся рынки, где оно будет продаваться с 20% скидкой (а в случае с Китаем в целом средняя скидка на энергоносители из России будет еще выше), а часть вырученных средств либо будет выплачена неконвертируемыми валютами (как в случае с Индией), либо просто превратится в товарный кредит (как это происходит с Турцией, чьи платежи за газ на сумму более 600 млн долларов были отложены в 2023 году как минимум на два года).

Все это является косвенными издержками проведения Владимиром Путиным СВО в Украине и прямым следствием «переключения» с партнеров, которые во многом чувствовали себя зависимыми от России, на тех, от кого зависит сама Россия, по наиболее критически важным параметрам.

Ко всем этим неприятностям надо добавить, что за последние 12 месяцев объем российского импорта практически не сократился, несмотря на двукратное обесценивание рубля и резкое сокращение экспортных поставок (для сравнения, стоит напомнить, что в 2009 году импорт сократился на 37,5%, а в 2015 году — на 36,5%), что прямо указывает на полный провал «импортозамещения», которое сводилось к закупке готовой китайской продукции вместо поставок в Россию комплектующих, которые западные компании использовали для производства готовой продукции в стране.

Многие исследователи – каждый в своей области – отмечают такие изменения в тенденциях, которые указывают на низкую вероятность возвращения России к «нормальной жизни» в ближайшие годы. Рассмотренный сдвиг в направлениях и организации российской внешней торговли приводит нас к такому же выводу.

Экономика, унаследованная Россией от Советского Союза, – сочетание ориентированного на Европу экспорта энергоносителей с относительно ограниченным импортом и крупномасштабным внутренним производством конечной продукции — ушла в прошлое всего за полтора года (и нет никаких сомнений в том, что Европа в будущем откажется от любого оставшиеся закупки российской нефти и СПГ).

Вывод?

Неприятности для российской экономики только начинаются и по-настоящему черные дни еще впереди.

Оригинал статьи здесь.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика