30.07.2021

Путин заболтал проблему лечения ковида, страстями по вакцинам

В России много говорят о вакцинах, но почти ничего не сообщают об эффективных методах лечения ковида. Для получения информации приходится обращаться к Западным СМИ.

Британские врачи пришли к выводу, что больных ковидом лечить лучше, когда пациент находится в положении «сидячем или лежа на животе».

Также помогает введение кислорода через специальные аппараты, обычно предназначенные для детей в отделениях неотложной помощи: высокоточный носовой кислород с минимально инвазивными носовыми трубками позволял пациентам получать 60 литров кислорода в минуту, или в четыре раза больше, чем стандартная маска.

16 июня 2020 года, британские врачи наконец смогли лечить пациентов с помощью первого доказанного спасающего жизнь лечения — дешевого и легкодоступного стероида дексаметазона.

Дексаметазон был введен пациентам в тот же день, когда в ходе исследования по восстановлению были опубликованы промежуточные результаты, при поддержке руководства NHS (Национальной службы здравоохранения).

Проблема заключалась в том, что переход на стероиды «был довольно спорным в то время», но результат лечения превзошел все ожидания.

Сейчас всем, кто госпитализирован в Великобритании с ковидом, сразу же дают этот препарат.

Важно, что стероиды вызывают у пациента аппетит, а это значит, что появляется больше сил для борьбы с болезнью.

Ремдесивир также применяется для лечения больных ковидом, хотя использования препарата пока не одобрено ВОЗ.

Впрочем, в июне 2020 года Европейское агентство по лекарственным средствам разрешило его использование, а затем разместила более крупный заказ на приобретение в октябре по просьбе стран ЕС.

В ноябре того же года британские медики впервые осуществили терапию моноклональными антителами, тоцилизумабом, для тяжелобольных ковидом.

Тоцилизумаб стал использоваться для всех пациентов, нуждающихся в неотложной помощи.

Большим преимуществом, как тоцилизумаба, так и сарилумаба, еще одного антитела, разрешенного для лечения COVID-19, является то, что они подавляют естественную реакцию организма — воспаление — на основную инфекцию. И именно эта реакция, а не вирусная инфекция, как правило приводит, к наибольшему повреждению легких и других органов к моменту госпитализации пациента.

При заболевании ковидом, поражающем несколько органов и систем, на ранней стадии стало очевидно, что руководящие принципы нуждаются в разработке — и обновлении — а также в систематической оценке с использованием различных дисциплин.

В этом процессе были задействованы специалисты по инфекционным заболеваниям, радиологи, врачи-респираторы, фармацевты, гематологи и многие другие.

Таким образом, лечение в больницах от ковида, вакцинация и уверенность медицинских бригад сегодня значительно улучшили результаты по сравнению с прошлым годом, относительно пациентов, проходящих лечение на дому и для тех, кто серьезно заболел и направлен в отделение интенсивной терапии.

Для пациентов, не госпитализированных на ранних стадиях COVID-19, варианты лечения по-прежнему ограничены безрецептурными препаратами, такими как парацетамол.

А некоторые страны ЕС и США (но еще не Великобритания) предлагают внутривенные антитела недавно диагностированным пациентам с риском серьезных заболеваний, включая терапию препаратами Регенерон/Рош и Эли Лилли.

Впрочем, на горизонте появляются новые методы лечения.

Фармацевты сейчас ускоренно разрабатывают простые в приеме таблетки, известных как противовирусные препараты, чтобы предотвратить распространение вируса и не допустить более тяжелых форм заболевания: два новых антивирусных препарата от COVID-19 появятся в Великобритании уже  этой осенью.

Для пациентов, нуждающихся в неотложной помощи, данные Национального центра аудита и исследований в области интенсивной терапии (ICNARC) свидетельствуют о том, что также существует необходимость в улучшении лечения.

В первой волне шансы выжить через две недели после начала оказания неотложной помощи составляли 71,9 процента по сравнению с 76,8 процента во второй волне.

Вместе с тем, улучшение показателя выживаемости между первой и второй волнами становится тем меньше, чем дольше пациент остается в отделении интенсивной терапии.

В настоящее время к тоцилизумабу и сарилумабу добавились намилумаб и инфликсимаб, препараты для лечения артрита.

Третье новое моноклональное антитело, лензилумаб, недавно было представлено на утверждение в Агентство по регулированию лекарственных средств и медицинских изделий, также для лечения гипервоспалительной реакции у тяжелобольных пациентов с COVID-19.

Поскольку эти виды лекарств также повышают риск инфекций, только пациенты, которые не реагируют на текущие методы лечения, скорее всего, будут иметь право на лечение ими.

А для госпитализированных пациентов с подавленным иммунитетом, которые не могут выработать иммунный ответ естественным путем или после вакцинации, коктейль из антител Regeneron/Roche недавно доказал свою эффективность.

Загвоздка в том, что врачи не могут сразу же дать его своим пациентам: Компании сами не проводили испытания и не подавали заявки на получение лицензии в этой группе пациентов, что сделало ее недоступной для врачей для их пациентов.

Тем ни менее, надеются, что регуляторы найдут решение быстро расшить проблему.

В России, где главным врачом выступает царь, Владимир Путин, во время по «Прямой линии», как главнокомандующий, подбросил Sputnik V на более высокую орбиту, ничего не сообщив россиянам о перспективах лечения страшной болезни.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика