01.10.2022

Украинки, жертвы изнасилования, насилуются польским законом об абортах

В Украине действуют весьма либеральные законы об абортах, чего не скажешь о Польше. Тысячи украинских беженок, прибывающих в Польшу, оказываются в правовом тупике. Вот почему, у активистки Зузанны Дзюбан работы хоть отбавляй.

В последнее время у нее было немало драматических бесед с беженками из Украины, но один случай с беременной украинкой ей особенно запомнился.

«Она пробыла в Польше четыре недели и только что узнала о смерти своего мужа», — говорит Дзюбан, активистка движения за выбор абортов из Берлина.

Он был убит на войне, с которой она только что сбежала. Травмированная всем этим, женщина не смогла выносить ребенка до срока.

«Я пролил несколько слез, но также поддержал ее в заказе таблеток и сказал ей, где это сделать», — говорит Дзюбан. «Я немного поплакала, а потом подумала: «Хорошо, это новая реальность. Привыкай к этому».»

Многие украинские женщины, которые были изгнаны из своих домов войной, оказались в соседней Польше, где аборты строго ограничены.

Даже помощь кому-то в получении доступа к аборту может привести к длительному тюремному заключению.

Тем не менее, активисты в Польше и вокруг нее работают в тайных сетях, чтобы помочь украинцам сделать аборты.

Дзюбан работает с одной из таких сетей, коллективом под названием «Ciocia Basia» – название, предназначенное для того, чтобы избежать подозрений со стороны польских властей.

«Это уменьшительное от вполне традиционного польского имени, которое вы можете вставить в свой телефон, чтобы не вызвать подозрений коль скоро у каждого в Польше есть какая-нибудь тетя Бася», — поясняет Дзюбан.

Соответствующие телефонные звонки резко участились с начала войны в Украине, что не дает покоя Дзюбан и ее коллегам-активистам по всей Европе.

Их активность ощущается даже на границе между Польшей и Украиной, первом пункте въезда для сотен тысяч беженцев.

«Вы не одиноки», — гласят листовки внутри переносных туалетов на пограничном пункте Медика. Номер телефона горячей линии гинекологии, на которой работает украинский врач, также написан крупным жирным шрифтом.

Активисты группы по защите прав женщин Federa, созданной еще в 1991 году, когда право женщины на аборт государством не оспаривалось,  разместили листовки соответствующего содержания, чтобы помочь женщинам, подвергнувшимся изнасилованиям.

Их работа стала еще более значимой с октября 2020 года, когда Конституционный суд Польши ввел почти полный запрет на аборты, даже в случаях серьезных аномалий развития плода.

В последнее время Federa оказывает поддержку украинским беженцам, в том числе тем, кто был изнасилован российскими солдатами, спасаясь от войны.

«Они хотят сохранить последствия трагедии в строжайшем секрете», — сообщает Кристина Качпура, президент Federa.

«Они не хотят делиться бедо со своими семьями. Они сказали мне:

Однажды война закончится, и мы должны продолжать нашу нормальную жизнь.

Украинки, которые доверяют ей, не могут заставить себя рассказать своим мужьям, которые на фронте, правду.

Они не хотят, чтобы их считали жертвой изнасилования и всячески избегают любой формы документирования.

В то же время, польское законодательство разрешает аборты в случаях изнасилования, но, по данным Министерства здравоохранения Польши, в стране никогда не насчитывалось более трех таких случаев в год.

Качпура жалуется, что правительство делает прерывание беременности практически невозможным даже для жертв изнасилования.

По ее словам, практикуются агрессивные расследования, включающие интервью потерпевшей с полицией и прокурорами, а также опыт, который может повторно травмировать жертв изнасилования.

«Можете ли вы представить себе бедную украинскую женщину или девушку, которая пойдет и ответит на множество вопросов и будет две недели ждать решения прокурора?».

Для украинских женщин, которые привыкли к безопасным и легальным абортам дома, разобраться со строгими законами Польши, пытаясь начать новую жизнь, непросто.

Тогда на помощь им спешит Оксана Литвиненко.

«Я не только переводчик с украинского языка, но и переводчик польской реальности», — констатирует Литвиненко, украинка, прожившая в Польше 18 лет. Официально она работает переводчиком для вновь прибывших украинцев. Неофициально она активистка движения «За выбор», помогающая беженцам ориентироваться в сложном правовом поле Польши.

Ее опыт свидетельствует, что украинские женщины редко спрашивают об абортах напрямую из-за строгих законов и вместо этого используют эвфемизмы.

«Они пытаются описать это по-другому», — поясняет Оксана. «Просят таблетки, чтобы ускорить месячные».

Юстина Видржинская, еще одна активистка движения «За выбор» и член польской общественной инициативы под названием «Команда мечты об абортах», в настоящее время ожидает суда в Варшаве.

Активистке, добровольно взвалившей на свои плечи груз ответственности за помощь украинским беженкам, грозит три года тюремного заключения после того, как ее обвинили в том, что она помогла женщине, состоящей в жестоких отношениях, прервать беременность.

«Она умоляла нас: «Пожалуйста, помогите мне как-нибудь», — вспоминает Видржинская. Партнер женщины пригрозил ей расправой, если уедет из страны, чтобы сделать аборт и заберет с собой их двухлетнего ребенка. Он пообещал обратиться в полицию.

«И после этого, когда он просто шантажировал ее, она решила просто спросить, не могли бы вы, пожалуйста, прислать мне таблетки. Но, пожалуйста, делайте это в полной тайне», — уточняет Видрзнска.

«Но ее муж каким-то образом получил эту информацию, потому что он позвонил в полицию и сказал, что она получила от кого-то какую-то помощь. Она получила от кого-то таблетки.»

Видржинская — первая активистка в Европе, которой предъявлены уголовные обвинения с тех пор, как Польша ввела свои строгие законы.

Она не знает, будут ли прокуроры снисходительны и дадут ей условный срок или сделают из нее пример и отправят в тюрьму.

И по мере приближения судебного процесса даже активисты, работающие за пределами Польши, обеспокоены тем, что могут оказаться втянутыми в польскую правовую систему.

«Мы никогда не можем знать, как польские прокуроры будут интерпретировать ситуацию», — жалуется Зузанна Дзюбан, активистка из Берлина, работающая с Чочией Бася.

«Мы не знаем, чем дело обернется, если они начнут преследовать активистов, например, работающих заграницей».

На текущий момент можно констатировать, что тайные сети, помогающие украинским женщинам избавиться от плода греха войны, как внутри, так и за пределами Польши будут продолжать помогать несчастным женщинам.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика