26.09.2022

Белорус без визы, как партизан без автомата

После фальсифицированных президентских выборов 2020 года в Беларуси, минский режим запустил механизм жесточайших репрессий, объявив широкомасштабную охоту на инакомыслящих и либералов.

После жестокого подавления протестов осенью 2020 года узурпатор власти Лукашенко дал отмашку на произвольные аресты тысяч людей по всей стране и закрытие организаций, которые, по их мнению, могли угрожать легитимности его режима.

При этом, экономическая и политическая поддержка Кремля стала единственным спасательным кругом родственного Путину режима.

Логично, что вслед за кремлевским диктатором, Лукашенко, которого в Беларуси называют кровавым конюхом, стал международным изгоем.

В 2021 год Лукашенко поддержал эскалацию военной риторики в отношении Украины, непрекращающейся со стороны Москвы, и после 24 февраля, фактически, стал соучастником российского вторжения в Украину.

Лукашенко, как и Путин не сомневался, что Киев падет через три-четыре дня.

Далее он рассчитывал, что созданное Кремлем марионеточное правительство пойдет на серьезные экономические уступки Беларуси и начнет широкое экономическое и политическое сотрудничество с минским режимом.

В качестве бонуса силы безопасности Лукашенко могли бы также легко преследовать любых политических диссидентов, скрывающихся на Украине, как они уже сделали с главой украинского “Белорусского дома” Виталием Шишовым в августе прошлого года.

Однако режим Лукашенко начал беспокоиться, когда стало ясно, что Украина не сдастся, сумел отбиться от российских атак на Киев, а в Беларуси начались антивоенные демонстрации и активизм.

В марте этого года Лукашенко даже попытался позиционировать себя в качестве мирного посредника, но потерпел неудачу, когда эту роль взяла на себя Турция.

Конюх даже не отказывал себе в удовольствии слегка критиковать вторжение, разумеется, оставаясь в рамках полной лояльности Кремлю, но боится зайти дальше, опасаясь, что его вступление в войну снова вызовет масштабные протесты в Беларуси: именно белорусские военные и силы безопасности сыграли важную роль в подавлении протестов 2020 года.

Война категорически непопулярна среди белорусов, а режим Западных санкций против Лукашенко создает экономические проблемы для большинства населения страны.

Отсюда громадный исход белорусов, по преимуществу, в страны Восточной Европы и ЕС.

При этом, если 2020 год стал политическим пробуждением для большинства белорусов, то боевые действия России в Украине открыли глаза еще многим и радикализировали активистов.

По мнению, находящейся в изгнании, лидера белорусской оппозиции Светланы Тихановской, Кремль рассматривает Беларусь, как один из регионов России, что предопределяет для белорусов необходимость борьбы за независимость.

Тихановская также утверждает, что уже 30 000 человек присоединились к белорусскому антивоенному партизанскому движению, тому самому движению, которое стоит за бесчисленными актами саботажа против российских военных транспортов на белорусских железных дорогах.

В этих обстоятельствах Лукашенко опасается влияния изгнанной оппозиции.

Между тем, белорусы сталкиваются с дискриминацией за действия минского режима как в соседних странах ЕС, так и в Украине.

Недавнее украинское социологическое исследование показало, что отношение украинцев к белорусам продолжает ухудшаться.

В апреле 2021 года 4% украинцев негативно относились к белорусам; в апреле этого года это число возросло до 33%; сегодня же 52% украинцев негативно относятся к белорусам.

Хотя, в то время как многие россияне сплотились вокруг Путина и поддержали его вторжение в Украину, большинство белорусов выступают против Лукашенко, и еще меньшее количество (3%) поддерживают присоединение Беларуси к вторжению.

Тем не менее, белорусов наряду с россиянами ограничивают в возможности передвигаться по Европе.

Так, чешское правительство предлагает другим странам ЕС полностью приостановить действие соглашений об упрощении визового режима как с Россией, так и с Беларусью.

Если Запад хочет помочь белорусам получить доступ к политической активности и испытать демократию, это явно неправильный путь.

Как ранее заявляла Тихановская, “необходимо больше программ помощи, больше виз и открытости для простых людей и тех, кто борется с режимом”.

По ее словам, “Европа для Беларуси означает безопасность, в целях достижения независимости и процветания”.

Запрет или серьезные ограничения на получение белорусами виз в ЕС или США сделали бы оставшихся в стране активистов оппозиции практически неспособными ни бежать, ни встречаться со своими коллегами в изгнании, что в конечном итоге создало бы раскол между “теми, кто уехал” и “теми, кто остался” в Беларуси, фактически разрушив любые цели изгнанная оппозиция стремится повысить свою легитимность.

Более того, у сторонников “европейского вектора развития” не было бы никаких способов показать белорусам, что на самом деле означает демократия в ЕС.

Большинство белорусов, желающих путешествовать, выбрали бы Россию, что повышает значимость России как места для работы, развития и учебы для молодых белорусов.

Само собой разумеется, что подобное положение вещей противоречит любым демократическим устремлениям, которые Запад декларирует в отношении Беларуси.

В то время как полностью “безвизовый” режим требует определенного уровня дипломатического доверия и сотрудничества, которого не существует между белорусским и Западным правительствами, наименьшее, что Западные страны могли бы сделать, это не усложнять возможности белорусов по получению виз.

Если свободный мир захочет поддержать белорусскую оппозицию, он, напротив, попытается максимально упростить визовый режим для белорусов.

Подобная позиция справедлива и для россиян и для туркменов и любых других народов, испытывающих тяготы тоталитарных режимов.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика