Тюрьма, как проверенный способ регулирования бизнеса

Площадь

Кошмарить бизнес — любимое занятие российских чиновников, большинство из которых не в состоянии создать полезное, востребованное рынком дело. Отнять и поделить — центральная мысль Шарикова, ставшего, как известно, чиновником в отделе подочистки. И поделить, в смысле часть передать наверх , но много оставить себе.

Между тем, не смотря на все заверения Медведева, а следом и Путина о решимости покончить с чиновничьим рейдерством, число жалоб предпринимателей не уменьшается.
Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов только в ходе инспекции СИЗО-1 «Матросская тишина» получил более 20 жалоб на необоснованное содержание под стражей от арестованных в рамках дел о преступлениях в экономической сфере.

Boris Titov, Russia’s Presidential Commissioner for Entrepreneurs’ Rights, takes part in the Reuters Investment Summit in Moscow September 24, 2013. REUTERS/Grigory Dukor

Большинство сидельцев «распатронены» по статьям УК РФ 159 «мошенничество» и 210 «организация преступного сообщества или участие в нем».

Титов считает, что 159 статья УК РФ применяется необоснованно часто, поскольку почти любое отклонение в договорных отношениях, и в частности, неисполнение контракта, можно подвести под указанный состав. При этом суды зачастую не желают вдаваться в подробную оценку существа гражданских правоотношений в рамках рассмотрения уголовных дел.

Другая статья — о создании преступных сообществ, в свою очередь, может быть необоснованно инкриминирована с целью отягчить обвинение и возможное наказание, считает бизнес-омбудсмен и приводит пример, как он столкнулся с ситуацией, когда вместе с владельцем автосалона были арестованы все сотрудники фирмы, включая водителя, чтобы следователь смог предъявить руководителю предприятия обвинение по статье 210 УК РФ.

Понятно, что подобная практика порождает ряд серьезных проблем. Особенно, когда предпринимателей сажают в тюрьму по совершенно ничтожным поводам и расходы на содержание обвиняемых значительно превышают сумму инкриминируемого им ущерба.

Зачем же тогда это делается? Исключительно, чтобы побудить «мелкую сошку» дать показание на вышестоящее начальство. При этом обвиняемые по 210 статье УК РФ предприниматели и рядовые сотрудники фирм могут содержаться в одной камере с теми, кому инкриминируют участие в криминальных сообществах, связанных с оборотом наркотиков, совершением убийств и иных насильственных преступлений.

Титов предлагает реформировать статьи 159 УК РФ о мошенничестве: если сейчас по основному составу, под который стараются «подвести» предпринимателей, максимальный срок – 10 лет, а по специальным – 5 лет, то мы предлагаем сделать наоборот: по основному составу 159 статьи сделать максимальный срок наказания пять лет и ввести специальные составы для особо тяжелых случаев с большим количеством пострадавших (мошенничество в долевом строительстве, в банковской сфере), где максимальный срок наказания будет больше, считает бизнес-омбудсмен.

Кроме того, по его мнению, один и тот же судья не должен рассматривать ходатайства о мере пресечения, а затем вести слушания по существу уголовного дела.

О необходимости закрепления данного принципа на законодательном уровне Титов высказался 17 мая на встрече с журналистами.

— В противном случае, судья становится заложником своего решения о мере пресечения, ведь оправдательный приговор в отношении содержавшегося в СИЗО подсудимого означает, что ранее тот же судья отправил в тюрьму невинного человека, таков его аргумент.
Титов привел данные о том, что в процентном соотношении в Германии под стражей содержится больше фигурантов дел по преступлениям экономической направленности, однако на практике сроки ареста не превышают 4 месяцев.

Уполномоченный предложил модель, согласно которой в России первоначальное решение об аресте должен принимать суд первой инстанции (районный), второе решение о продлении – вышестоящий суд второй инстанции; и третье – Верховный суд РФ. При этом предельные сроки содержания под стражей должны быть существенно сокращены.

Прислушаются ли к Титову власти?

Он обещает довести свои предложения через особый доклад президенту Путину. Но резонно задаться вопросом: если за 17 лет власть не удосужилось выстроить цивилизованные отношения с бизнесом, то с какой стати ей это делать сейчас !

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.