26.09.2022

От богатств Казахстана у кого угодно потекут слюнки

Казахстан уступает только России по запасам и производству редкоземельных металлов, которые являются важным компонентом в производстве электромобилей, самолетов, компьютеров и внушительного списка других товаров повседневного спроса.

Поиск новых поставщиков редкоземельных металлов актуализировался после того, как американский производитель самолетов Boeing недавно приостановил закупки титана в России, от которого он сильно зависит.

Поэтому внимание американских экспертов сфокусировалось на Казахстане, который будучи соседом с Китаем не обделен богатствами, которыми почти монопольно владеет Китай.

Редкоземельные элементы — это труднодоступные элементы и минералы, необходимые для производства высокотехнологичных устройств, которые являются движущей силой мировой экономики. Эти уникальные минералы, по-видимому, сосредоточены в своем геологическом распределении в самом сердце северо-Центральной Азии.

В течение многих лет Китай фактически монополизировал мировые поставки и доминирует как по доле месторождений диаграмма этих элементов, так и по их переработке и производству, обеспечивая 90% ежегодно продаваемых редкоземельных элементов.

Между тем, с учетом того, что редкоземельные элементы могут быть получены из урановых хвостов, Казахстан, как обладатель богатейших запасов урана, может стать для мира альтернативным Китаю поставщиком редкоземельных металлов.

Привлекая прямые иностранные инвестиции в этот сектор, Казахстан надеется улучшить свое место на рынке редкоземельных металлов.

“Мы считаем, что с учетом новой концепции, стандартов ESG (экологическое, социальное и корпоративное управление), а также потребностей Казахстана и текущей ситуации в мире, новыми точками роста для привлечения инвестиций станут отрасли редких и редкоземельных металлов, равно, как и  зеленая энергетика”, — уверен председатель Комитета по инвестициям Министерства иностранных дел Ардак Зебешев.

С то же время, в отчете Геологической службы США о внешней зависимости США от важнейших полезных ископаемых говорится, что Соединенные Штаты импортируют 35% своего палладия, критически редкого элемента в каталитических нейтрализаторах, из России, больше, чем из любой другой страны. Более того, США произвели 0,7% никеля в мире в 2020 и 2021 годах, но импортируют большую часть своего никеля из Канады. Она Америка даже зависит от России в отношении урана, когда 16% его рынка занимает Россия.

Вместе с тем, в предыдущих сообщениях предполагалось, что администрация президента США Джо Байдена лоббирует в Конгрессе план расходов на сумму 4,3 миллиарда долларов для закупки обогащенных редкоземельных элементов непосредственно у отечественных производителей, чтобы постепенно отказаться от российского импорта.

Сообщается, что Россия также рассматривала запрет на экспорт урана в качестве возможной контрсанкции.

В этом случае, Казахстан обретает еще большее значение, так как по данным Всемирной ядерной ассоциации, страна на сегодняшний день является крупнейшим производителем урана, добыв в 2021 году 21 810 тонн.

Далее следуют Намибия с 5 743 тоннами, Канада с 4 692 тоннами и Австралия с 4 192 тоннами.

От них отстают Узбекистан с 3 500 тоннами, Россия с 2 635 тоннами и Нигер с 2248 тоннами.

Все вместе взятое означает, что около 75% урана поступает из Казахстана, Канады и Австралии – всех нейтральных или связанных с Западом стран.

И действительно, Национальный чемпион страны по добыче урана компания «Казатомпром» является крупнейшим в мире добытчиком и продавцом природного неочищенного урана, обеспечивая более 40% мировых поставок первичного урана в 2019 году за счет своих операций в пустынях Казахстана.

Уран «Казатомпрома» используется для производства ядерной энергии по всему миру. И подобное положение вероятно сохранится надолго, так как в настоящее время в Казахстане выявлено 56 месторождений, запасы и ресурсы которых превышают 450 000 тонн урана.

Пока же предприятия «Казатомпрома» добывают уран на 14 из этих месторождений, из которых одно месторождение полностью истощено и в настоящее время находится на стадии вывода из эксплуатации, в то время как остальные 13 активно используются.

Каждое из казахстанских месторождений урана отличается определенными геологическими особенностями, глубиной и ценностью. Однако, исходя из общих геологических условий, генетических особенностей и территориальной изоляции, все они, как правило, считаются залежами урана с отложениями в песчанике, залегающими в шести провинциях: Шу-Сарысу, Сырдария, Северный Казахстан, Каспий, Балхаш, Или.

В отличие от подземных шахтных или открытых методов разработки, разработка урановых месторождений методом извлечения на месте (ISR), используемым «Казатомпромом», оказывает незначительное негативное влияние на поверхность: нет просадки и нарушения грунта, а также нет поверхностного хранения низкосортных руд или пустых пород.

Основные этапы переработки для извлечения урана проходят глубоко под землей (отсюда и термин “на месте”), что приводит к снижению производственных затрат и, как следствие, к более высокому уровню охраны труда и техники безопасности из-за снижения рисков при добыче.

Кроме того, ISR в Казахстане не требует установки для обращения с жидкими отходами или хвостохранилищами. После истощения ресурса и завершения горных работ удаленные участки шахт Казатомпрома восстанавливаются до состояния, предшествующего добыче, как над поверхностью, так и под землей.

Отвечая на вопрос об опасениях по поводу безопасности поставок и участия России в казахстанских урановых проектах, коммерческий директор «Казатомпрома» Аскар Батырбаев сказал, что «Росатом» до сих пор не подпадал ни под какие введенные санкции.

«С точки зрения этого, никаких сбоев в работе не было. У нас есть пять совместных предприятий с группой «Росатом». Все они работают в штатном режиме. «Казатомпром», тем не менее, принимает меры на случай возможных будущих санкций в отношении «Росатома», которые могут негативно отразиться на казахских ядерщиках, — отметил Батырбаев.

Неопределенная будущая доступность российского топлива и услуг по переработке в условиях боевых действий на Украине и связанных с этим санкций вызвала опасения, связанные с безопасностью поставок для Западных коммунальных предприятий, что привело к увеличению активности как на спотовом, так и на срочном рынке.

Поэтому, неудивительно, что «Казатомпром» недавно повысил свой прогноз выручки до 790-810 млрд тенге ($1,78-1,83млрд). Ранее он ожидал 610-630 млрд тенге.

“В результате геополитических событий, вызванных российско-украинским конфликтом, спотовая цена выросла до 58,30 доллара за фунт U3O8, уровня, невиданного с апреля 2011 года”, — отметил представитель компании.

Не худшая динамика цен ожидается на никель, литий, кобальт, графит и марганец — ключевые материалы необходимыми для производства литий – ионных батарей.

По оценкам аналитика JPMorgan Доминика О’Кейна, которого цитирует Reuters, Россия поставляет около 10% мирового никеля, а российский «Норникель» является крупнейшим в мире поставщиком никеля аккумуляторного класса, на долю которого приходится 15-20% мировых поставок.

«НорНикель» также является ведущим производителем МПГ (металлов платиновой группы).

Все эти металлы имеют решающее значение для производства электромобилей.

Ранее в этом году Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозировало, что спрос на никель в электромобилях (электромобилях) вырастет в восемь раз с 2020 по 2030 год.

Угроза российскому экспорту никеля вызвала крупнейший кризис на Лондонской бирже металлов (LME) за последние десятилетия с марта 2022 года, после того как крупнейшая в мире биржа металлов была вынуждена прекратить торги после того, как 7 марта цены на никель превысили 100 000 долларов за тонну.

Резкий рост цен был вызван закрытием коротких позиций одним из ведущих мировых производителей, что обошлось брокерам в сотни миллионов долларов убытков.

На фоне паники на рынке, вызванной вторжением России в Украину, покупатели борются за металл, необходимый для производства нержавеющей стали и электромобилей.

В этих обстоятельствах, шахта имени Тараса Шевченко, крупнейшая на северо-западе Казахстана, с оценочными запасами в 104,4 млн тонн руды, содержащей 0,78 млн тонн металлического никеля, внушает уверенность, что мир не останется без никеля.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика