20.05.2022

Россияне бегут в Европу, вместо того, чтобы работать в Монголии

Многие программисты, покидая Россию, пытаются обосноваться в Европе, почему-то не принимая во внимание прекрасные возможности для жизни и работы, которые предоставляет традиционно дружественная русским Монголия.

В свое время, ноу-хау от технологического центра Эстонии помогло Монголии осуществить цифровую трансформацию с впечатляющей скоростью, помогая отойти монгольской экономике от горнодобывающей промышленности в сторону индустрии цифровых услуг.

То, что пандемия Covid-19 ускорила процесс цифровизации во всем мире, во многих секторах и регионах, больше не является секретом.

От первичной медико-санитарной помощи до предоставления государственных услуг пандемия послужила тревожным сигналом для всех заинтересованных сторон – правительств, предприятий, частных лиц – о том, что цифровизация может помочь обществу стать более устойчивым и лучше справляться с вызовами и угрозами, такими как Covid-19.

Пожалуй, нигде изменения не проявились так явно, как в Монголии, огромной стране с населением всего 3,28 миллиона человек, зажатой между Россией и Китаем.

Собственный процесс цифровой трансформации, начавшийся до того, как разразилась пандемия, позволил властям Улан-Батора чрезвычайно хорошо справиться с Covid–19 – это была одна из первых стран в мире, которая полностью открылась, — но также подтолкнула необходимость обеспечить доступ простых людей к жизненно важным услугам онлайн.

“Мы не упустили возможности, которые предоставила нам пандемия”, — отмечает Болор-Эрдэнэ Батценгель, государственный секретарь Монголии по цифровой трансформации.

Батценгель, который пришла в правительство в 2020 году после десятилетия работы в секторе развития в таких организациях, как Всемирный банк и Азиатский банк развития, энергично и энергично возглавляет цифровую трансформацию Монголии, признавая, что будущее процветание страны зависит от создания по-настоящему цифрового общества.

Она — одна из нескольких молодых лидеров с международным образованием, за которыми, по ее словам, “охотится” Монгольская народная партия после того, как она получила большинство в парламенте на выборах в 2020 году.

“Я пришла в правительство не просто так: электронная Монголия”, — отмечает Батценгель в интервью Emerging Europe в кулуарах Монгольского экономического форума в Улан-Баторе, инициативы частного сектора, впервые проведенной в 2013 году, которая предлагает платформу для бизнеса, ученых, аналитических центров и частных лиц для общения с правительством.

“Я хотела исключить всякое взаимодействие между гражданином и государством. Поэтому, в  течение трех месяцев мы запустили e-Mongolia, первоначально с 181 онлайн-сервисом. Затем случился Covid-19, и мы разумно использовали карантин, добавив больше услуг, но также поощряя граждан пользоваться ими. К концу карантина у нас было около 90 процентов населения, пользующегося электронной почтой, и было доступно 650 государственных услуг”.

Соответственно, жители Монголии теперь могут без всяких проблем открыть новый бизнес онлайн, заказать новый паспорт, новое удостоверение личности, водительские права.

В прошлом году было принято пять основополагающих законов, касающихся открытого обмена данными, защиты персональных данных, кибербезопасности, цифровых подписей и цифровых активов. 

“Теперь, если государственный служащий проверяет данные гражданина, гражданин получает уведомление по электронной почте. Это абсолютно прозрачно”, — добавляет Батценгель, который особенно гордится тем фактом, что даже люди в самых отдаленных уголках огромной страны имеют доступ к цифровым услугам.

Происходящее в Монголии,  очень похоже на Эстонию, мирового первопроходца и по-прежнему чемпиона в области цифровых государственных услуг, то для этого есть веская причина: модель электронной Эстонии балтийского государства послужила основой для цифровой трансформации Монголии.

“Модель Эстонии универсальна”, — считает Ханнес Асток, исполнительный директор Академии электронного управления (eGA), некоммерческого фонда, созданного правительством Эстонии в 2002 году в партнерстве с Институтом Открытого общества и Программой развития Организации Объединенных Наций, который помогает учреждениям государственного сектора по всему миру в цифровая трансформация. 

“Наша модель универсальна, потому что она основана на таких принципах, как данные «только один раз», децентрализованные базы данных и владение данными гражданами, которые хорошо работают как в малых, так и в больших странах. Это подходит для всех правительств”, — уверена Ханнес Асток, также присутствующий на Монгольском экономическом форуме.

За 20 лет, прошедших с момента ее создания, eGA сотрудничала с более чем 130 странами по всему миру. Партнерство обычно начинается с ознакомительных поездок в Эстонию, чтобы посмотреть, как все это работает, прежде чем переходить к разработке политики, разработке технической архитектуры, закупкам, помощи в внедрении и обеспечению качества.

“Правительства могут выбирать то, что им нужно”, — утверждает Асток.

Из многих историй успеха, которыми может похвастаться eGA, одной из самых последних является Украина, где цифровое правительство стало одним из краеугольных камней ее устойчивости перед лицом российского вторжения.

“Для многих людей, которые были вынуждены бежать за границу, а также для внутренне перемещенных лиц внутри Украины, приложение Diia для смартфонов стало единственным способом подтвердить свою личность или получить доступ к государственным услугам”, — добавляет она.

“Мы принимали активное участие в реализации этого проекта”.

В Монголии, по мнению Ханнес Асток, радикальной цифровой трансформации способствует тот факт, что ею руководит сверху премьер-министр страны Оюн-Эрдэнэ Лувсаннамсрейн, который посетил Эстонию в 2019 году, когда был секретарем кабинета министров, и “стал большим поклонником цифровизации”.

“В каждой стране должна быть политическая воля, чтобы провести трансформацию”, — считает Асток.

“Здесь мы находим импульс, необходимый для того, чтобы это сработало”.

Однако планы Монголии по цифровизации выходят далеко за рамки предоставления государственных услуг через приложение.

Болор-Эрдэнэ Батценгель утверждает, что Монголия намерена стать цифровой нацией в рамках более широкого стремления к диверсификации экономики, знаковой программы, известной как Новая политика восстановления, которая установила цель в шесть процентов среднего годового роста на следующее десятилетие. Для этого требуется больше иностранных инвестиций, к чему, по ее словам, страна готова.

“В настоящее время мы работаем над созданием зоны, свободной от ИКТ, что важно, если мы хотим привлечь иностранные компании. Это как основа – например, налоговые льготы, – так и физическое местоположение в Хушигтиин-Хундии”, — говорит она.

Хушигтиин Хундии (также известный во всем мире как город Майдар) — это новый, планируемый, экологически чистый город к югу от Улан–Батора, в который переедет большая часть монгольского правительства, включая министерство Батценгеля.

“Многие компании говорили мне, что они заинтересованы в Монголии, потому что она может стать мостом между Россией и Китаем. Они обращались к нам, говоря, что если у нас будет более дружелюбная деловая среда, то они смогут расширяться в Россию и Китай из Монголии. Зона, свободная от ИКТ, направлена на создание более дружественной среды для ИТ-компаний, в частности для стартапов, а также на поддержку местных монгольских компаний”.

Фирмам, инвестирующим в ИТ в Монголии, понадобятся таланты, которых, по заверению Батценгеля, в развивающейся Европе предостаточно.

“У нас нет недостатка в талантах, несмотря на наше небольшое население.

Каждый год мы выпускаем около 50 000 студентов-ИТ-специалистов, но у нас также есть ряд инициатив по развитию программирования и разработке программного обеспечения для молодежи”, — говорит она.

“Я всегда говорю людям, что Монголия — это скрытая жемчужина. Это скрытая технологическая жемчужина, которая сейчас находится на подъеме. Инвесторам нужно приходить пораньше, чтобы найти наилучшие возможности, поэтому я говорю людям, чтобы они приходили и смотрели, проверяли нас.

“Раньше наша экономика была полностью сосредоточена на добыче полезных ископаемых. Технология дает Монголии второй шанс. Это то, над чем я работаю, чтобы достичь”.

Возможно, российским программистам, инженерам, как впрочем и инвесторам, имеет смысл по всем параметрам оценить возможности, которые сулят для самореализации прогрессирующая Монголия.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика