24.07.2021

Пекин планирует сесть на ресурсы Афганистана, которые будут охранять Иран и Россия

Власти провинции Герат усиливают давление на талибов для возврата ключевого поста Ислам-Кала, крупнейшего торгового пункта между Ираном и Афганистаном, захваченного повстанцами.

Поскольку американские войска продолжали вывод, талибы заявили, что их боевики захватили два контрольно-пропускных пункта на западе Афганистана, взяв под контроль дугу территории от иранской границы до границы с Китаем.

В пятницу представитель талибов Забихулла Муджахид сообщил AFP, что их боевики захватили пограничный город Ислам-Кала на иранской границе и контрольно-пропускной пункт Торгунди с Туркменистаном.

Пекин, который критиковал Вашингтон за поспешный вывод войск, призвал своих граждан покинуть страну «как можно скорее», экстренно эвакуировав 210 своих граждан.

22 из тех, кто вылетел, по прибытии в Китай дали положительный результат на коронавирус.

В четверг президент Джо Байден заявил, что военная миссия США завершится 31 августа – почти через 20 лет после ее начала, но он признал, что «крайне маловероятно», что Кабул сможет контролировать всю страну.

Китай опасается последствий, связанных с выводом войск США из Афганистана, поскольку рост экстремизма в стране может распространиться и поставить под угрозу ключевые позиции Пекина в Синьцзяне и Центральной Азии.

Интересы КНР в Афганистане, стране, с которой у нее общая граница протяженностью более 80 км, за последнее десятилетие усложнились.

Для Пекина Афганистан служит как географическим коридором в Центральную Азию, так и благодатной почвой для угроз безопасности, называемых «тремя злыми силами» сепаратизма, религиозного экстремизма и терроризма, которые могут подорвать стабильность беспокойного региона Синьцзян.

Присутствие США служило оплотом против исламистского экстремизма, позволяя Пекину укрепить свои позиции в Синьцзяне.

Кроме того, присутствие сил США и НАТО в Афганистане позволило Пекину распространить BRI (Пояс и дорога) на юго-западную провинцию Пакистана Белуджистан и Центральную Азию.

В условиях вывода войск США безопасное поведение в обоих случаях может быть больше не гарантировано.

Китай также считает, что уход США может иметь более далеко идущие последствия для возникающего глобального соперничества между США и Китаем.

С сокращением присутствия США на Ближнем Востоке и выходом из Афганистана у Америки теперь будет больше времени и ресурсов, чтобы посвятить их конкуренции с Китаем в Индо-Тихоокеанском регионе.

Кроме того, Пекин опасается, что это может втянуть Китай в афганскую головоломку, тем самым послужив главной американской цели: отвлечь Китай от Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей.

Пока еще сотрудничество с Афганистаном отстает: к концу 2017 года у Пекина было всего 400 миллионов долларов инвестиций, тогда как в Пакистан китайцы вложили 5,7 миллиарда долларов.

Между тем, возникший геополитический вакуум может дать Китаю необходимый импульс для наращивания своего экономического присутствия за счет проектов BRI и прежде всего для расширения сухопутное сообщение с Китайско-Пакистанским экономическим коридором.

Тем более, что экономическую привлекательность Афганистана трудно игнорировать – его минеральные богатства оцениваются в 1-3 триллиона долларов США.

Кроме того, Китай, скорее всего, нацелится на неисследованные запасы афганской нефти и природного газа в размере почти 15,7 триллиона кубических футов.

Поскольку Китай ищет альтернативные источники импорта энергии для удовлетворения своего растущего спроса, эти цифры никак не могут быть проигнорированы Пекином.

Министр иностранных дел Китая Ван И даже попытался сформулировать вывод американских войск в позитивных терминах, заявив, что Пекин готов содействовать будущей “стабильности и развитию” Афганистана.

Поживем – увидим.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика